Статья опубликована в № 5511 от 28.06.2022 под заголовком: Макс Ходак: Интернет-пользователи попытались буквально забросать меня деньгами

Как Макс Ходак начал конкурировать с Илоном Маском на рынке нейрочипов

Сооснователь Neuralink работает над мозговыми имплантами, которые помогут человеку взаимодействовать с компьютерами

Макс Ходак – один из сооснователей Neuralink. Илон Маск запустил этот стартап, очарованный идеей, что компьютером можно управлять силой мысли, с помощью встроенного в мозг импланта. В первую очередь это пригодится в медицине. Маск обещает, что даже люди с квадриплегией (частичный или полный паралич всех четырех конечностей) смогут работать на компьютере и набирать на смартфоне текст быстрее, чем обычный пользователь большими пальцами. Электроды в мозгу позволят управлять протезами, причем не только ходить и двигать руками, но и ощущать прикосновения. Neuralink вылечит болезнь Паркинсона и даже, как уверял Маск в 2019 г. в подкасте «Искусственный интеллект» Лекса Фридмана, избавит от аутизма и шизофрении. Последнее, правда, вызывает скепсис у ученых: аутизм считается не болезнью, а нарушением развития, а шизофрения – психическим расстройством. Их вряд ли вылечишь прибором, который считывает сигналы мозга.

В подкасте Фридмана Маск пошутил, что задача Neuralink – уменьшить риски, связанные с появлением искусственного интеллекта: «Мы не сможем быть умнее суперкомпьютера, но если вы не можете его победить – стоит присоединиться к нему». Имплантация чипа здоровым людям выглядит весьма привлекательно как минимум с коммерческой точки зрения. Маск уверял, что люди смогут силой мысли не только вызывать к подъезду свой автомобиль, но даже сохранять и снова воспроизводить воспоминания как наяву. Наверняка найдется немало желающих заплатить за такие способности.

Опрошенные журналом Fortune ученые настроены скептично: все это вопрос весьма отдаленного будущего. Разработанное стартапом Маска и его конкурентами оборудование считывает весьма ограниченное количество информации с мозга. И пока никто не понимает, как отправлять с помощью электростимуляции в мозг сложные образы. Хотя ученые уже знают, как заставить ощутить прикосновения, вызвать чувство вины или же яркие галлюцинации.

И Маск, и Ходак полны оптимизма. Наступит время, когда люди выбросят очки виртуальной реальности и перестанут хвастаться последними моделями смартфонов. В будущем то, что мы ощущаем, можно будет программировать благодаря имплантам в мозгу, уверяет Ходак на своем сайте. Стоит подать команду – и вы окажетесь полностью погружены в смоделированный мир: видеть, слышать, различать запахи и чувствовать прикосновения. А может быть, и не только это. «Вполне возможно, что у человечества появятся новые органы чувств», – заявляет Ходак, и непонятно, то ли он шутит, то ли говорит всерьез. Он задается еще более интригующим вопросом: а что если удастся наладить общение людей через импланты? «Представьте, вы могли бы напрямую соединить мозги нескольких людей с помощью более эффективных каналов, чем зрение и слух! Понятие самоидентичности станет размытым <...> будет ли на самом деле это хорошо?»

Похоже, несмотря на общую веру в будущее технологии, Ходак поссорился с Маском. Он ушел из Neuralink и развивает свои проекты, причем они кое в чем опережают стартап Маска.

Исчезнуть в матрице

Ходак программирует с пяти или шести лет. Как он шутит на своем сайте: «С детства я с нетерпением жду появления мира, в котором битов станет больше, чем атомов <...> Сколько я себя помню, моей мечтой было заполучить интерфейс, напрямую позволяющий связать мозг с компьютером и раствориться в матрице». Неудивительно, что в 2007 г. он поступил в Инженерную школу Пратта при Университете Дьюка, известную своими программами компьютерной инженерии. А на первом курсе случилось то, что изменило его жизнь.

Ходак ввязался в учебный проект, который привел его в лабораторию нейроинженерии, одну из лучших в мире, если верить его словам. Там Ходак пропадал большую часть времени, отведенного на учебу. На втором курсе он учил обезьяну играть с помощью джойстика в простейшую компьютерную игру. Затем следил, что происходит у нее в мозгу, когда она двигает рукой. Накопленные данные позволяли ученым проделать зрелищный фокус. Обезьяне давали джойстик, который не был ни к чему присоединен. Мозговой имплант считывал информацию о движении руки макаки и в зависимости от этого двигал объект в компьютерной игре. Фактически примат играл силой мысли.

Подобный опыт Маск покажет широкой публике через 10 с лишним лет и заставит говорить о себе весь мир. Хотя ученые умеют делать это еще с начала века, причем обезьяна научилась управлять силой мысли не только виртуальной фигуркой на экране, но и механизированной рукой.

Первый миллион

В университете Ходак увлекся еще одной идеей. С друзьями они часто мечтали заранее знать, сколько будешь зарабатывать в зависимости от того, какой вуз выберешь и какой специальности выучишься. Среди прочего это помогло бы финансировать образование не с помощью обременительного кредита, а через соглашение о долевом разделении доходов (ISA). При такой системе студент учится бесплатно, но потом отчисляет часть зарплаты кредитору при условии, что она превышает определенный уровень.

$47 млн

венчурного финансирования привлек стартап Science, который Ходак учредил, уйдя из Neuralink

Сначала Ходак развлечения ради написал приложение для Facebook (входит в Meta, которая признана в РФ запрещённой экстремистской организацией), предсказывающее ваш будущий заработок. Потом начал разрабатывать все более сложный алгоритм и ради этого основал стартап MyFit. В 2009 г., когда Ходак оканчивал второй курс, он смог привлечь в проект серьезного инвестора. Венчурная фирма New Enterprise Associates вложила $1 млн, исходя из оценки всего стартапа в $3,8 млн. Ходак взял академический отпуск на год. Через 15 месяцев MyFit был поглощен крупным конкурентом Naviance, сумма сделки не раскрывается. А Ходак вернулся в лабораторию к обезьянам-геймерам.

Там его посетила еще одна идея. Студенты и сотрудники лаборатории тратили немало времени на то, чтобы добавить жидкости в чашку Петри, переместить образец в центрифугу и проделать тому подобные манипуляции, явно не требующие научной степени. «Все исследования проводятся вручную людьми, которые целыми днями выполняют работу роботов, – возмущался Ходак на страницах интернет-издания PandoDaily. – Это занимает много времени, скучно, и к тому же люди совершают ошибки». Ходак был программистом, поэтому он задался вопросом, можно ли поручить все это настоящим роботам.

В феврале он зарегистрировал новый стартап – Transcriptic. В мае 2012 г., окончив университет, открыл лабораторию в городе Менло-Парк (Калифорния). Он купил у крупных фармацевтических компаний стандартное оборудование, добавил роботов и написал ПО, чтобы управлять ими из любой части света с ноутбука или смартфона. Он сравнивал свою идею с революцией, которую произвели облачные вычисления в мире ПО. Вместо того чтобы покупать сервер, который будет периодически простаивать, можно взять мощности в аренду за смешные деньги. «А вместо того, чтобы покупать инкубатор за $30 000, вы можете ввести в программу параметры инкубации на 16 часов и заплатить за это $15», – описывал он.

Собственных сбережений оказалось недостаточно, и Ходак принялся искать финансирование. «Всегда самое трудное – это собрать первые $100 000, – писал Ходак в блоге. – А затем наступает переломный момент, когда инвесторы сами просят взять их в проект». Он решился на эксперимент. Примерно в то время запускался сайт AngelList по поиску инвесторов в стартапы. Ходак согласился испытать новинку на собственном опыте. Он не удивился тому, что многие пользователи AngelList оказались готовы вложить в его стартап Transcriptic небольшие суммы вроде $1000. В конце концов, идея лаборатории не походила на модные IT-проекты и несла немалый риск неудачи. Но вот то, что нашлись желающие инвестировать по $150 000, его ошеломило: «Интернет-пользователи попытались буквально забросать меня деньгами». В итоге на AngelList он собрал заявок на $550 000, но взял только $150 000 из них. А всего при старте Transcriptic собрал заявок от различных инвесторов на $2 млн, но Ходак посчитал, что на первом этапе будет достаточно и $1,2 млн, и отказался от части денег.

С AngelList, правда, вышла некрасивая история. Ходак забыл сообщить о нем своим юристам. Те узнали о краудфандинге случайно – проболтался один из инвесторов, узнавший о Transcriptic после обычного питча. Юристы ругались на чем свет стоит, вспоминал Ходак, еле удалось их утихомирить.

За пять лет Transcriptic привлек инвестиций на $30 млн. В 2017 г. Ходак продал стартап компании 3Scan (сумма сделки не раскрывалась). В результате возникла компания Strateos, работающая и поныне.

Эффект Маска

Как раз после продажи Transcriptic в 2017 г. Ходак перешел работать в проект Neuralink Маска и был зачислен в список сооснователей. Надо заметить, что сам Neuralink был основан годом ранее, в 2016 г. Долгое время он оставался самым засекреченным бизнесом Маска. Впервые о его существовании разузнала газета The Wall Street Journal в 2017 г. Практически никаких подробностей о бизнесе стартапа не было известно вплоть до 2019 г., когда Маск показал фотографию крысы с мозговым имплантом.

В августе 2020 г. в прямом эфире Маск продемонстрировал свинью по имени Гертруда с имплантом. Ее поставили на беговую дорожку, компьютер отслеживал положение ног, считывая нейронные сигналы, и мог распознать, когда она принюхивалась в поисках лакомства. В апреле 2021 г. Маск показал макаку по имени Пейджер, силой разума загоняющей нарисованный шарик в цветной квадратик на экране. На видео она во рту держит железную трубку: по ней подается вознаграждение в виде бананового смузи.

$531 млн

могли вложить в 2021 г. инвесторы в стартапы, занимающиеся нейро-компьютерным интерфейсом, по оценкам Fortune. Это почти в 4 раза больше, чем в 2020 г.

Поначалу Маск хотел сделать устройство с передатчиком, который крепится за ухом. Но в итоге устройство удалось сделать совсем миниатюрным и незаметным. Имплант под названием Link размером примерно с монету встраивается в отверстие в черепе и закрывается кожей, так что снаружи не остается никаких следов. Поэтому Маск как-то пошутил с журналистами во время презентации: «У меня может стоять Neuralink прямо сейчас, но вы об этом не узнаете».

От чипа идут веером в мозг провода, каждый примерно в 20 раз тоньше человеческого волоса, с 1024 электродами. Гибкие провода перемещаются при движении мозга, что позволяет избежать повреждения тканей. Они покрыты проводящим полимером, разработанным, чтобы противостоять агрессивной среде мозга и минимизировать воспаление и рубцевание тканей. Встроенный в имплант передатчик позволяет общаться с компьютером по беспроводной связи. Батарейки в нем должно хватать на день, заряжается она бесконтактно во время сна.

Еще больший ажиотаж вызвал показанный Маском робот, который автоматически имплантировал бы чип в мозг человека. Двухметровый агрегат в шутку сравнивали с гибридом микроскопа и швейной машинки. Используя иглу, он должен вводить электроды в мозг. Маск уверял, что операция будет такой же простой, как лазерная коррекция зрения методом LASIK, занимать от силы один час и делаться под местной анестезией. Это смелое утверждение, ведь мозг движется в зависимости от дыхания и сердцебиения и аппарату приходится постоянно делать на это поправку, чтобы не проколоть крупные кровеносные сосуды.

Имплантация нейро-компьютерного интерфейса животным не новость для научного мира. Впервые эту технологию ученые испытали еще в 2002 г., пишет Business Insider, первые же опыты по распознаванию сигналов мозга датируются 1960-ми. Ни одна из технологий, продемонстрированных Neuralink, не была особенно новаторской. Но нейробиологи были впечатлены тем, насколько хорошо стартап смог объединить существующие технологии. «Посмотрев презентацию, вы можете подумать, что все это сделано с нуля, что Маск творит магию. На самом деле он использовал множество работ других лабораторий, – цитировал Business Insider ученых. – Он просто упаковал все в красивое маленькое устройство».

За что ученые благодарны, так это за «эффект Маска», как его называет в своем отчете инвесткомпания Zoic Capital. Все, чем интересуется предприниматель, становится популярным. После новостей о Neuralink мозговыми имплантами заинтересовались крупные инвесторы вроде Meta (признана в РФ экстремистской и запрещена) и Питера Тиля. По оценкам Fortune, в 2021 г. инвесторы могли вложить в стартапы, занимающиеся нейро-компьютерным интерфейсом, $531 млн, это почти в 4 раза больше, чем в 2020 г. Как говорил основатель стартапа Paradromics Мэтт Энгл, «если бы не Илон, я никогда не получил бы таких инвестиций». В прошлом году только в посевном раунде он собрал $20 млн. Правда, сам Neuralink начинал с $158 млн, около 2/3 из которых выделил Маск.

Что не так с Neuralink

Помимо Маска и Ходака сооснователями Neuralink числятся еще семь человек – ученые и стартаперы, занимающиеся проектами в области нейрохирургии, нейро-компьютерного интерфейса и робототехники. Но к концу лета 2020 г. в проекте остались только трое из них, писало интернет-издание Stat, а потом ушел и Ходак. 1 мая прошлого года он написал в Twitter, что уже несколько недель не президент Neuralink. Кто-то прокомментировал, что нехорошо бросать компанию до того, как она выведет на рынок первый продукт. Ходак согласился: «Вот и я так думаю». Это сразу же было воспринято как намек, что он ушел не совсем по своей воле. «Это был не мой выбор – уйти», – подтвердил Ходак позже на своем сайте. Сейчас в Neuralink кроме Маска осталось двое основателей – исследователь из Калифорнийского университета в Беркли Донджин Со и разработчик нейрочипов Пол Меролла, работавший до этого в IBM.

Fortune попытался разобраться, что же произошло. С самого начала в Neuralink царила напряженность: у его основателей оказались разные взгляды на то, чем должен заниматься стартап, рассказывали этому изданию источники. Пара из них были приверженцами фундаментальной науки. Другие считали главным лечение заболеваний мозга. Маск много говорил о более узком применении: импланте, который вернет к жизни парализованных. Ходак же мечтал о создании многофункционального устройства – того самого, которое заменит 3D-очки.

Маск оставил за собой роль фактического руководителя компании. Но, занятый другими проектами, он сначала заезжал в офис Neuralink раз в неделю, а потом и вовсе дважды в квартал, часто не более чем на несколько часов. Топ-менеджеры с трудом могли пробиться к Маску, даже когда его подпись требовалась на важных документах. При этом рядовым исследователям Маск велел, если они будут недовольны, писать напрямую ему, минуя руководство.

Бывшие сотрудники жаловались Fortune, что порой после визитов Маска Ходак, явно сильно раздраженный, внезапно отменял уже разработанные решения и ставил новые задачи. Порой Маск лично, а не через Ходака, приказывал изменить направление работ. Например, он запретил использовать серебро в электродах импланта из-за его потенциальной токсичности (это было учтено в разработке – чтобы избежать контакта металла с мозгом, его покрывали нетоксичным полимером). Недели исследований пошли насмарку, сотрудники принялись искать и испытывать новые материалы.

Маск считает, что его подчиненные должны разрабатывать продукты, а не изводить бумагу на писанину. Но ученые привыкли выпускать научные работы по итогам исследований. В конце концов они убедили Маска в 2019 г. издать «белую книгу», краткое описание инноваций Neuralink, и написали ее. Когда работа была опубликована, оказалось, что в ее авторах числится лишь один человек – сам Маск.

Кстати, формально Маск вообще не имел почти никакого отношения к работе стартапа. Ответственными за управление Neuralink были президент Ходак и управляющий активами Маска Джаред Бирхолл, который тоже числился президентом, а также гендиректором и финдиректором Neuralink. В 2018 г. в письме в SEC юристы Neuralink клялись, что Маск «не играет никакой руководящей или управляющей роли в Neuralink». Дело в том, что в том году Маск поссорился с SEC, сделав в своем Twitter ряд заявлений о Tesla, которые могли ввести в заблуждение инвесторов, объяснял Fortune. В итоге было заключено мировое соглашение с SEC: Маск выплатил штраф в $20 млн, ушел с поста председателя совета директоров Tesla на три года и обещал не делать заявлений, не согласовав их с юристами. Маск стал токсичным руководителем, и, стань он официально у руля Neuralink, стартапу пришлось бы согласовывать с SEC множество дополнительных документов. Потому-то юристы и убеждали SEC, что Маск не участвует в деятельности Neuralink.

SEC им поверила. Но, похоже, зря. Маск неформально управлял стартапом, и это сильно осложняло жизнь его топ-менеджменту, пишет Fortune. Например, он был против того, чтобы отдавать работу полностью на откуп сторонним подрядчикам. Любым проектом должен был управлять топ-менеджер Neuralink, даже если этот проект делает другая компания. Когда стартап занялся строительством нового офиса во Фримонте (Калифорния), это оказалось проблемой. В Neuralink просто не нашлось людей, разбирающихся в строительстве, тем более что нужно было проводить сложные согласования. Ведь в лабораториях должны были содержаться подопытные животные.

В итоге управлять стройкой Ходак поручил топ-менеджерам Neuralink, которые в стартапе отвечали за создание программного обеспечения. По словам бывших сотрудников стартапа, Ходак сознательно выбрал менеджеров, крайне далеких от строительства, чтобы обострить ситуацию до предела и заставить Маска вмешаться. Его план сработал, Маск в итоге прислал двух профильных менеджеров для руководства проектом, но стартапу обошлось это в несколько месяцев задержек.

Еще одним источником напряженности было постоянное давление по срокам. «Мы двигались вперед с беспрецедентной скоростью, – говорил один из сотрудников компании. – И все равно Илон был недоволен». Яркий пример – сроки первой имплантации чипа Neuralink человеку, для чего нужно соответствующее разрешение со стороны FDA. В 2019 г. Маск заявил, что исследования на людях начнутся в конце 2020 г. В феврале 2021 г. говорил, что это случится в течение года. В декабре 2021 г. он обещал начать имплантацию людям в 2022 г., в январе этого года повторил обещание. Но пока нет информации, что разрешение получено. Хотя не один десяток человек уже ходят с нейроимплантом конкурентов.

Такая задержка неудивительна, приводил Stat мнение ученых. Удивительнее было бы, если бы FDA выдала разрешение. Ведь имплант, скорее всего, останется в мозгу человека на всю жизнь. Так что нужно вживить его животному и долго наблюдать, не повредит ли он ткани мозга. Этот процесс невозможно ускорить, остается только ждать.

Кто обгоняет Маска

Уйдя из Neuralink, Ходак учредил стартап Science, который сразу же привлек $47 млн венчурного финансирования благодаря «эффекту Маска». Этот стартап не менее секретный, чем Neuralink в начале своего существования. Ходак в своем блоге клянется, что он не конкурент Илону: «Хотя мы оба работаем с мозгом, цели у нас разные. Наука не занимается разработкой устройств, которые будут полезны для слияния с искусственным интеллектом, – надеюсь, в этом начинании добьется успеха Neuralink. С технологической точки зрения мы в Science занимаемся совсем другим <...> До встречи в матрице!»

Но в феврале этого года Ходак признался на своем сайте, что инвестировал в другого производителя нейрочипов, компанию Synchron. Более того, работает там советником. А это уже явный конкурент Neuralink, хотя Ходак избегает открыто признавать это. Компания была основана в 2012 г. и продемонстрировала публике первый чип в 2016 г., как раз когда Маск создавал свой стартап. Synchron получил в июле 2021 г. разрешение FDA на проведение на людях клинических испытаний нейрочипов и, судя по информации на его сайте, установил его уже 72 пациентам.

В декабре 2021 г. компания объявила, что один из пациентов с болезнью Лу Герига (боковой амиотрофический склероз, приводит к параличам конечностей и атрофии мышц) смог с помощью импланта отправить твит со словами Hello World. То есть сделал то, о чем Маск пока только рассказывает. Но Ходак не устает объяснять, что Neuralink и Synchron занимаются совершенно разными вещами.

Стартап Маска предполагает удаление части черепа, установку вместо него чипа и внедрение электродов непосредственно в мозг. Synchron идет другим путем. Используя кровеносные сосуды («естественную дорожную систему организма», как пишет Ходак у себя на сайте), он внедряет электроды в стенки сосудов мозга, проникая через яремную вену на шее. У такого подхода есть свои минусы – электроды собирают меньше информации, признает Ходак. С другой стороны, он кажется безопаснее. Любое вмешательство в паренхиму мозга неизбежно ведет к гибели нескольких клеток. А теперь представьте, что чип не один, а их много, и к тому же устройство приходится периодически обновлять. Вопрос и в доступности технологии. В США всего около 3500 нейрохирургов, которые нужны для внедрения чипа Neuralink, и 10 000 интервенционных хирургов, требующихся для Synchron.

Вторая и пока что последняя компания, получившая разрешение FDA на работу с людьми, – Blackrock. Ее технологию можно назвать древней. Еще в 1992 г. в Университете Юты был разработан нейрочип, представляющий собой крошечный кремниевый квадрат с торчащей из него сотней игл, которые вводятся в мозг. Каждая игла регистрирует активность одного нейрона, а весь массив – лишь сотню из примерно 86 млрд нейронов мозга. Как отмечает Fortune, это в 10 раз меньше, чем у Neuralink, и явно не поможет человечеству слиться с искусственным интеллектом. Но и эта технология оказалась крайне полезна. В 2006 г. нейрочип, разработанный на основе массива Юты компанией Cyberkinetics, был введен 26-летнему Мэтту Нейглу. После ножевого ранения он был парализован ниже шеи. 96 электродов внедрили в область мозга, контролирующую левую руку и кисть. Затем компьютер научился распознавать сигналы мозга Нейгла, и в итоге он смог силой мысли управлять курсором, печатать на виртуальной клавиатуре и даже рисовать простые фигуры на экране.

В 2009 г. Cyberkinetics была приобретена компанией Blackrock. В 2016 г. 28-летний пациент по имени Натан Коупленд, парализованный после пережитого в 2004 г. ДТП, научился управлять роботизированной рукой. Революционным было не это, а то, что ученые Blackrock смогли наладить обратную связь. В роботизированную руку были встроены сенсоры, которые передавали сигнал на нейрочип. Коупленд не только управлял ею, но и чувствовал, когда та касалась предмета. К счастью, у Коупленда сохранилась чувствительность в трех пальцах. В начале эксперимента ученые касались их и анализировали, какие сигналы при этом возникают в мозгу. Потом сгенерировали похожие сигналы и подали их на электроды. В итоге Коупленд стал ощущать сигналы от роботизированной руки, которая даже не была присоединена к его телу. Тактильные ощущения Коупленда не всегда соответствовали тому, что чувствует обычный человек. Его мозг интерпретировал сигналы как давление, тепло или же покалывание (но, к счастью, не как боль).

В сентябре прошлого года Blackrock объявила об инвестициях в проект по возвращению слуха пациентам, которым бесполезно устанавливать кохлеарные имплантаты из-за изменений в улитке. Устройство Blackrock будет имплантироваться непосредственно в слуховой нерв. Только в США потенциальный рынок как минимум 30 млн пациентов.

Не только Ходак, но и другие сооснователи Neuralink стали соперниками Маска. Филипп Сейбс руководит стартапом Starfish Neuroscience, который ищет минимально инвазивный способ внедрения чипа в мозг. Примерно тем же занимается Бенджамин Рапопорт в основанном им стартапе Precision Neuroscience. Его устройство похоже на тонкую пленку с тысячами электродов, которую вставляют через небольшую щель в черепе так, чтобы она легла на мозг. В презентациях порой сравнивают этот процесс с запихиванием дискеты в дисковод. А Ванессу Толоса сманила Meta в подразделение, которое разрабатывает устройства для метавселенной.

Но у Fortune в связи с этим возникает вопрос: что будет, если они добьются успеха? Представьте себе, сколько Google или Facebook знают сейчас о вашем поведении в интернете. А теперь постарайтесь вообразить, что о вас будет знать Neuralink или Meta, если их чип будет у вас прямо в мозгу?

Читать ещё
Preloader more