Статья опубликована в № 5272 от 05.07.2021 под заголовком: Энтони Ното: SоFi помогает людям вырваться из долгового кризиса

Почему диванные инвесторы опасаются за финтех-стартап SoFi после его выхода на биржу

И как дальше собирается расти компания с сегодняшней капитализацией в $14,4 млрд

У сетевых хомячков из Reddit новый любимец – вышедшая 28 мая через SPAC на биржу SoFi (теперь – SoFi Technologies). По данным Business Insider за прошлую неделю, на обсуждение SoFi приходилось до 20% дневной активности пользователей Reddit.

Финтех-стартап SoFi в 2011 г. начал с альтернативного кредитования, но теперь предоставляет уже гораздо больше финансовых продуктов и услуг. Розничные инвесторы из Reddit считают SoFi Technologies чуть ли следующей Square или PayPal и обеспокоены возникшим давлением на акции свежеиспеченной публичной компании. Его создают, в частности, ранние инвесторы – владельцы крупных долей в стартапе. Сейчас, когда через месяц после выхода SoFi Technologies на биржу для высших менеджеров объединенной компании поэтапно снимаются ограничения на продажу акций, они начали выходить из стартапа, фиксируя прибыль. Кроме того, исследовательская компания Fintel отмечает относительно высокий – 21% – коэффициент коротких продаж акций SoFi Technologies, который свидетельствует, что кто-то пытается заработать на падении акций. «Диванные инвесторы» призывают инвестировать в SoFi Technologies вдолгую и не идти на поводу у спекулянтов, играющих на понижение.

С чего начиналась SoFi

Пополнение портфеля SoFi новыми продуктами произошло при втором гендиректоре – Энтони Ното, который не входил, как это чаще всего бывает, в число основателей стартапа. SoFi – сокращение от Social Finance, «социальное финансирование». Стартап был создан в 2011 г. четырьмя студентами Стэнфордской высшей школы бизнеса. Один из них – Майк Кэгни стал тогда его гендиректором, раньше он занимал пост вице-президента Wells Fargo, входящего в так называемую большую четверку банков США.

С помощью SoFi вставшие на ноги выпускники стэнфордской бизнес-школы давали ссуды на образование студентам альма-матер. Условия SoFi для кредитора были выгоднее, чем банковский вклад, а студентам такой заем обходился дешевле, чем любой другой. Кстати, выпускники, которые оказывались напрямую материально заинтересованными в успешной карьере и благосостоянии должников, охотнее становились их наставниками и помогали найти работу.

SoFi запустила свою первую программу в Стэнфордской высшей школе бизнеса, 40 выпускников дали на нее около $2 млн, которые были распределены среди примерно сотни студентов.

У SoFi процентная ставка была 5,99–6,24% – на 3–4 п. п. ниже банковской, а также ниже ставки по кредитам, которые учащиеся могли получить от самой школы (6,8%) или по федеральной программе поддержки студентов (7,9%), писал журнал Time. Количество университетов, участвующих в программе, постоянно увеличивалось. А сама SoFi со временем переключилась на новые виды займов – жилищные и на личные нужды. Ради этого пришлось отойти от схемы, когда сделку по займу заключают выпускники и студенты учебного заведения, и стать похожими на обычный банк.

В сентябре 2017 г. Кэгни вынужден был уйти из компании из-за обвинения в сексуальных домогательствах и токсичной корпоративной культуре. Судебные иски с обвинениями в харассменте множились с такой скоростью, что инвесторы даже обсуждали продажу SoFi, сообщала консалтинговая компания The Motley Fool. Ното возглавил компанию в феврале 2018 г., и ему удалось вернуть ей респектабельность. Кроме того, он выдвинул новую стратегию развития.

Ното любит повторять, что SoFi сейчас – это совсем другая компания, чем до его прихода. «Можно сказать, что SoFi не исполнилось и двух лет», – говорил он сайту Ladders (новости о карьере, консультации, а также онлайн-сервис поиска работы) через полтора года после своего прихода в компанию.

Большая перестройка

Ното стал быстро расширять ассортимент финансовых продуктов SoFi. Появились дебетовые карты, сервис для инвестиций на фондовом рынке и в криптовалюту, услуги страхования.

SoFi Technologies, Inc.

Акционеры (данные компании на 11 июня 2021 г.): организации, связанные с SoftBank Group Corp (14,8%), Red Crow Capital LLC (6,2%), Ahmed Al-Hammadi (4,5%), менеджмент компании (3,2%), остальное в свободном обращении.
Капитализация – $14,4 млрд.
Финансовые показатели (2020 г., Non-GAAP):
выручка – $621,2 млн,
чистый убыток – $224,1 млн.


SoFi (Social Finance, Inc) была создана в 2011 г. как стартап, выдававший ссуды студентам. В мае 2021 г. стала публичной компанией путем объединения со SPAC Social Capital Hedosophia Holdings Corp. Получила название SoFi Technologies, Inc. Головной офис расположен в Сан-Франциско, Калифорния. Предоставляет цифровые финансовые услуги с помощью собственной цифровой платформы. Работает в трех сегментах: кредитование (различные кредитные продукты: студенческие, личные и жилищные ссуды), финансовые услуги (управление денежными средствами и инвестиционные услуги в рамках продуктов SoFi Money, SoFi Invest, SoFi Credit Card и SoFi Relay) и технологическая платформа (управляет услугами технологической платформы (Galileo) и клиринговыми брокерскими услугами (Apex). Мобильное приложение компании доступно на iOS и Android.

В прошлом году SoFi приобрела за $1,2 млрд сервис Galileo, который предоставляет компаниям технологии для создания платежных, карточных и цифровых банковских продуктов (сначала SoFi была его клиентом). Однако до сих пор Galileo управляется подчеркнуто независимо от SoFi, у него собственный гендиректор – в июне этого года им стал бывший вице-президент по глобальным финансовым услугам Google Cloud Дерек Уайт. Это не случайно. Технологиями Galileo пользуются 70 из 100 крупнейших финтех-компаний мира, а в США с его помощью построена инфраструктура 95% рынка цифрового банкинга, пишет Forbes. В том числе Robinhood, Chime, Dave и MoneyLion. И хотя SoFi сочла сделку выгодной, она позволяет Galileo формально дистанцироваться, чтобы избежать конфликта интересов – ведь сложно найти клиента Galileo, для которого SoFi не была бы конкурентом.

Ното старается проникнуть во все сферы финансового рынка. «Никто не предлагал финансовые услуги на одной цифровой платформе», – говорил он интернет-изданию MarketWatch. Издание, впрочем, справедливо отмечает, что стратегия не уникальна. Например, в Китае такие компании, как Ant Group, создали для смартфонов приложения – финансовые супермаркеты, в которых можно найти почти любые услуги для физлиц.

Но как бы то ни было, SoFi таким образом снижает затраты на продажу продуктов. Почти четверть ее продаж приходится на существующих клиентов (чаще всего они берут займы на жилье – 70% из них выдается потребителям других продуктов SoFi). 

Разнообразие работает также на привлечение новых клиентов. По данным The Motley Fool, около 50% американцев пользуются услугами более чем одного банка, причем 80% из них именно потому, что не могут найти всего, что им нужно, в одном месте. Ното хочет превратить SoFi в площадку, где будет все.

В ближайшие пять лет по его плану структура доходов SoFi Technologies должна измениться – Ното хочет значительно увеличить долю финансовых услуг, не связанных с кредитованием. В I квартале этого года услуги по кредитным продуктам принесли 76% выручки ($168 млн), а остальные финансовые услуги – 3% ($6,46 млн). Технологические решения b2b, в том числе от Galileo, обеспечили 21% выручки ($46 млн). По прогнозам компании, доля кредитных продуктов будет расти в ближайшую пятилетку в среднем на 25% в год, остальных финансовых услуг и технологических решений – на 153 и 55% соответственно. В идеале по замыслу Ното финансовые услуги, кроме кредитных, должны приносить примерно треть выручки.

Работа – это битва

Ното родился 2 мая 1968 г. в городе Покипси. В округе Датчесс штата Нью-Йорк два населенных пункта Покипси – и оба в переводе на русский являются городами. Но один Покипси поменьше и на английском называется town, а другой является окружным центром и зовется city. Ното родом из второго.

Ното поступил в Вест-Пойнтскую академию, хотя собственно военную карьеру не планировал, признавался он (здесь и далее цитаты по интервью студенческому журналу Уортонской школы бизнеса при Пенсильванском университете): «Мне нужно было изучить науку лидерства. Я отправился в Вест-Пойнт, чтобы развить навыки, которые я буду использовать всю оставшуюся жизнь. <...> Военная служба была той ценой, которую я был готов заплатить за эти уроки».

В академии Ното изучал машиностроение и в своем потоке был лучшим выпускником по этой специальности. Затем он прошел курс Школы рейнджеров армии США и стал офицером связи 24-й пехотной дивизии. В 1995 г. демобилизовался и устроился бренд-менеджером в Kraft Foods в Чикаго.

Ното вспоминал: «Я провел там примерно два года, а затем меня попросили перейти на работу по развитию нового бизнеса в Уайт-Плейнс (штат Нью-Йорк). Но в Чикаго я ходил по вечерам в бизнес-школу при Чикагском университете, поэтому попросил у руководства Kraft Foods помочь мне найти программу МВА на Восточном побережье. Мне повезло – меня приняли в Уортонскую школу бизнеса». На каникулы преподаватели дали ему задание почитать литературу по финансам и анализу фондового рынка – и тогда Ното понял, в чем его призвание: «Я никогда не изучал финансы. Я стал читать – и не смог оторваться. Когда начался новый семестр, я вернулся в Уортон и сказал, что перевожусь на финансовые курсы».

Он также сменил работу. В 1998 г. устроился аналитиком в Lehman Brothers, а через год перешел в Goldman Sachs. Работа бренд-менеджера и аналитика показалась ему во многом схожей: «В обоих случаях необходимо разбираться в стратегии, финансах и финансовом анализе, а также нужны творческие навыки и понимание маркетинга». Разница в том, какие из этих навыков чаще используются, и в том, что аналитик в отличие от бренд-менеджера работает не на одну, а на десятки компаний, считает Ното. «Еще один аспект, который мне понравился на Уолл-стрит, – невероятной силы конкуренция. <...> Это битва. И когда вы говорите, что акции будут расти, а они падают, это болезненно. Вы проигрываете. Это меня заводит, – признавался Ното. – Я из тех людей, которыми движет страх неудачи, а не стремление к успеху. Я обычно ложусь спать в страхе и просыпаюсь в ужасе».

Ното и футбол

Сначала Ното получил в Goldman Sachs прозвище Энтони Ни-Гроша (Anthony No-Dough), так как занимался хайтек-сектором и горячо рекомендовал клиентам несколько интернет-компаний, которые не пережили крах доткомов, пишет Financial Times (FT). Он сделал из этого выводы, и с 2003 по 2007 г. журнал Institutional Investor каждый раз называл его лучшим аналитиком года в сфере IT. Кроме того, Ното был известен как один из самых авторитетных аналитиков в области телекоммуникаций, СМИ и развлечений. В 2004 г. он стал партнером Goldman Sachs.

За деятельность банка в этих отраслях отвечали еще два партнера – Кен Хитчнер и Джордж Ли, всех вместе в Goldman Sachs называли «трехголовым монстром», писала FT. Между ними шла жесткая конкуренция, особенно яростно конфликтовали Ли, который работал в офисе в Сан-Франциско, и Ното, трудившийся в Нью-Йорке. В конце концов Ното устал, в 2008 г. он решил уйти. И тут ему как нельзя кстати позвонили из Национальной футбольной лиги США (НФЛ) с вопросом, интересно ли ему занять пост финансового директора.

«Моя семья была очень спортивной, – вспоминал Ното. – Мы занимались всеми видами спорта, которыми могли». Но родителям было трудно возить детей в разные секции. Поэтому они поставили Ното и его двум братьям ультиматум: выбрать только по два вида спорта. Ното отказался в том числе от американского футбола, оставив бейсбол и баскетбол, в который играли все в их районе. Но на летних школьных каникулах мать не захотела оставлять Ното дома одного и возила его вместе со старшим братом-первокурсником, чтобы он посидел в зале, пока брат играет в американский футбол: «Однажды ко мне подошел университетский тренер и спросил, почему я не играю. Я объяснил, что выбрал секции по бейсболу и баскетболу. Тренер возразил, что, раз меня все равно привозят на тренировки, почему бы мне не поучаствовать. Я заметил, что учусь только в восьмом классе. Тренер сказал, что это ему не важно. Так к концу лета я, школьник, стал квотербеком (защитником) в команде первокурсников».

В Вест-Пойнте Ното продолжил играть в американский футбол. Несмотря на порванные связки на обоих коленях, он получил награды академии как лучший лайнбекер (полузащитник). Короче, в феврале 2008 г. он охотно согласился на предложение НФЛ.

Это было непростое время для лиги. Мировой финансовый кризис 2008 г. ударил среди прочего и по доходам футбола. «Самая большая проблема была в том, что зарплаты игроков были зафиксированы на очень высоком уровне и это сильно усугубило проблему падения доходов, – говорил Ното. – Так что нашей главной задачей было заключение нового коллективного договора». В мае 2008 г., прислушавшись к мнению Ното, 32 владельца НФЛ, они же хозяева команд лиги, проголосовали за расторжение контрактов с игроками на два года раньше положенного. Это привело к четырехмесячному локауту (во время которого Ното вел переговоры с профсоюзами) и к заключению нового трудового соглашения с меньшими зарплатами. НФЛ смогла пережить финансовый кризис.

Поворот к технологиям

Через несколько лет Ното в НФЛ заскучал, говорили источники The Wall Street Journal (WSJ). Комиссар НФЛ Роджер Гуделл намекал ему, что он может стать его преемником, однако Ното не захотел ждать (и оказался прав: Гуделл до сих пор руководит НФЛ). Он вернулся в Goldman Sachs и четыре года был соруководителем сектора TMT (технологии, СМИ и телекоммуникации). В 2014 г. покинул банк, чтобы управлять портфелем на $9 млрд в инвесткомпании Coatue Management. А через пару месяцев снова поменял работу – стал финансовым директором Twitter.

С Twitter ему уже приходилось работать раньше. Вернувшись из НФЛ в Goldman Sachs, Ното развивал бизнес по организации IPO технологических компаний. Самым большим его успехом было, когда он сумел обойти Morgan Stanley и сделать Goldman Sachs главным андеррайтером IPO Twitter. WSJ писала, что Ното собрал немало комплиментарных отзывов экспертов: по их оценке, он организовал IPO лучше, чем годом раньше Morgan Stanley для Facebook.

Сам Ното был одним из первых банкиров Goldman Sachs, заведших аккаунт в Twitter, сообщала FT. После успешного первого дня торгов он написал твит из одного слова: «Уф!»

«Мы пригласили его не только для того, чтобы он работал финансовым директором», – говорил гендиректор Twitter Дик Костоло на пресс-конференции по случаю прихода Ното в компанию. И Ното действительно занимался многими вопросами, явно выходящими за пределы компетенции финансового директора, отмечала WSJ. Например, принимал участие в обсуждении, стоит ли покупать приложение для чтения новостей Flipboard за $1 млрд (оно было в итоге куплено), занимался внедрением видеороликов в мессенджере и договаривался с НФЛ о трансляции в Twitter ее игр в 2016 г., налаживал сотрудничество с медиакомпаниями Time и Bloomberg. В этом нет ничего удивительного, считает интернет-издание Money Inc, ведь основатель и гендиректор Twitter Джек Дорси фактически забросил свое детище, увлекшись духовными практиками и своим новым стартапом Square.

В 2016 г. Ното сделали операционным директором Twitter. А в 2017 г. ему поступило предложение от SoFi, куда он и перешел в начале 2018 г. Это казалось шагом назад. Ведь у Twitter было 330 млн активных пользователей в месяц, а у SoFi всего 400 000 клиентов, Twitter стоил почти $18 млрд, а инвесторы финансировали SoFi, исходя из оценки бизнеса в $4 млрд. Тем не менее Ното решительно заявил The Motley Fool: «Хочу, чтобы SoFi стала делом всей моей жизни». Он дал понять, что в его решении было много личного: рассказал о временах, когда его родители вынуждены были обратиться за талонами на питание. Если бы тогда существовала SoFi, родители могли бы рефинансировать кредиты под меньший процент и раньше расплатиться с долгами, сказал он. «SоFi помогает людям вырваться из долгового кризиса», – сформулировал он одну из миссий компании.

Ното сразу увидел три важных изменения, которые нужно сделать в SoFi, рассказывал он недавно Business Insider: отказаться от целевого показателя объема займов и вместо этого оценивать их качество, добавить новые услуги, доступные в приложении для смартфона, и сделать компанию публичной. «Я часто беру презентацию, которую сделал для совета директоров SoFi в декабре 2017 г., – заметил он. – Год назад намеченные в ней цели были выполнены на 80%. Сейчас все, что я изложил, уже воплощено».

Правда, вывести компанию на биржу собирался еще его предшественник Кэгни, которому в итоге помешал скандал.

Пандемия сыграла на руку Ното. В США в прошлом году проникновение цифрового банкинга увеличилось с 54 до 62%, причем подавляющее большинство новых клиентов не хочет возвращаться в офлайновые офисы банков, сообщает The Motley Fool.

Ното смотрит в будущее с оптимизмом. SoFi прогнозирует, что в этом году выручка составит $980 млн, а в 2025 г. уже $3,7 млрд. EBITDA в этом году прогнозируется в $27 млн, а в 2025 г. – $1,177 млрд, но показатель может оказаться еще выше, считает Ното. SoFi планирует получить банковскую лицензию, чтобы избавиться от ограничений, установленных для деятельности небанковских кредитных организаций, и уже добилась предварительного одобрения регулятора на поглощение небольшого банка Golden Pacific Bancorp. «Став банком, мы будем регулироваться меньшим количеством структур и более единообразно», – объяснил Ното MarketWatch, в итоге снизятся расходы SoFi и EBITDA в 2025 г. может составить $1,5 млрд.

Читать ещё
Preloader more