Статья опубликована в № 5431 от 28.02.2022 под заголовком: И медленно вышел

Почему пока не стоит бояться санкций Совета Европы

Членство России в ПАСЕ и КМСЕ приостановлено, а Страсбургский суд работает

На минувшей неделе открылась дискуссия о перспективах России в Совете Европы (СЕ). 25 февраля было приостановлено представительство России в Комитете министров СЕ (КМСЕ; на этом уровне контактируют правительства стран – участниц организации) и Парламентской ассамблее СЕ (ПАСЕ). Из Совета Европы Россия не выходит и остается участником Европейской конвенции о правах человека и основных свобод, а значит, признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), представитель страны Юрий Лобов продолжает заседать в Страсбурге.

В Совете Европы заявили журналистам 25 февраля через пресс-службу, что такие действия в отношении России – это временная мера, которая «оставляет каналы связи открытыми». Председатель ПАСЕ Тини Кокс позже, 27 февраля, заявил, что Россия по-прежнему обязана выполнять свои финансовые обязательства перед СЕ, размер выплат составляет около 33 млн евро – чуть меньше десятой части бюджета организации. При этом он призвал 46 других стран – членов СЕ добиться увеличения финансирования со стороны своих правительств «для покрытия любой возможной потери взносов России».

Не исключено, что Россия также готова к такой потере. 26 февраля заместитель председателя Совбеза Дмитрий Медведев назвал в соцсетях действия СЕ по приостановке представительства России в КМСЕ и ПАСЕ «неплохим поводом хлопнуть дверью и забыть об этих бессмысленных богадельнях навсегда». «Это еще и хорошая возможность восстановить ряд важных институтов для предотвращения особо тяжких преступлений в стране. Типа смертной казни для опаснейших преступников, которая, кстати, активно применяется в США и Китае», – отметил он. В последней раз смертный приговор приводился в исполнение в России в сентябре 1996 г.

33 млн евро

составил взнос России в общий бюджет Совета Европы.
Общий бюджет СЕ – 437 млн евро, согласно последним полным данным за 2019 г.

СЕ – первая европейская структура, членства в которой Россия добивалась с 1992 г. и добилась в 1996 г. В 1996 г. ПАСЕ рекомендовала КМСЕ пригласить Россию в СЕ. Условием вступления в СЕ было, в частности, намерение России подписать в течение одного года и ратифицировать не позднее чем через три года протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающийся отмены смертной казни. Протокол был подписан в апреле 1997 г., и, хотя российский парламент так его и не ратифицировал, он действует до тех пор, пока Россия не отзовет свою подпись.

Первое значительное обострение отношений России с ПАСЕ произошло в 2014 г. на фоне присоединения Крыма. Тогда Минюст заявил, что «приостановка членства в ПАСЕ или даже выход из нее не исключает необходимости соблюдения принятых Россией международных обязательств», писал журнал «Коммерсантъ-Власть». Национальные стандарты в сфере прав и свобод человека в России никак не зависят от ее членства в различных международных организациях, заявил «Ведомостям» председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству единоросс Андрей Клишас. Содержание и объем прав человека определяются Конституцией, позициями Конституционного суда (КС) и законодательством, добавил он: «По многим вопросам наши национальные стандарты выше, чем принятые в рамках международных организаций».

Возвращение смертной казни невозможно прежде всего из-за ранее занятой КС позиции. Мораторий на ее применение был введен КС в 1999 г. с условием: пока на всей территории России не будут введены суды присяжных. В 2010 г. суд присяжных был образован в последнем субъекте, где его не было, – в Чечне. А в 2009 г. КС решил, что и после отмены моратория должны существовать гарантии «права не быть подвергнутым смертной казни». В выпущенной в 2021 г. книге председатель КС Валерий Зорькин указал, что решение КС за 2009 г. содержит запрет на высшую меру наказания. «То обстоятельство, что КС принял решение, делающее невозможным применение смертной казни в России на данном историческом этапе ее развития, не исключает возможности возврата к этой мере наказания в будущем», – отмечал он. Возвращение смертной казни, по его мнению, «зависит от общей правовой ситуации в стране».

До сих пор ч. 2 ст. 20 Конституции предусматривает наличие смертной казни в федеральных законах, а УК, УИК содержат нормы, необходимые для ее применения. «Получается, что для возобновления этой практики ничего в нашем законодательстве менять не надо», – говорит зампред комитета Госдумы по госстроительству Юрий Синельщиков. Изменение ч. 2 ст. 20 Конституции было бы невозможно без принятия нового текста Основного закона. Юрист Ольга Подоплелова отмечает, что автоматически снять мораторий на высшую меру наказания даже при выходе из СЕ невозможно: «Чтобы снять мораторий, КС надо будет еще раз вернуться к рассмотрению запроса, гипотетически – через запрос о толковании ч. 2 ст. 20 Конституции».

При этом международные институты, в том числе ЕСПЧ, Клишас называет «субсидиарными», т. е. играющими «дополнительную роль в защите прав и свобод граждан»: «Россия, как суверенное государство, самостоятельно принимает решения в данной сфере и, исходя из собственных стандартов, принимает решение о присоединении к тем или иным международным документам в сфере прав человека». Вопрос об исключении России из СЕ не стоит. Но даже если любая страна перестанет быть членом организации, то прекращение обязательств не будет одномоментным, следует из Конвенции по защите прав человека и основных свобод. То есть ЕСПЧ останется компетентен рассматривать жалобы, которые уже поданы в суд, пояснил юрист Павел Чиков.

Читать ещё
Preloader more