Статья опубликована в № 5427 от 21.02.2022 под заголовком: Беженцам задали направления

Что ждет беженцев из Донбасса в России

Корреспондент «Ведомостей» побывал на КПП, через которые люди едут с юго-востока Украины, и на пунктах временного размещения

18 февраля руководство самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР) объявило об эвакуации людей в соседнюю Ростовскую область – в связи с обострением международной обстановки. Она началась немедленно и сильно изменила жизнь этих людей, многие из которых хотят вернуться домой.

«Встречаем детей – дарим шоколадку «Аленка»

20 февраля волонтеры движения «Мы вместе» (было организовано для помощи людям во время пандемии) в 100 метрах от КПП «Матвеев Курган» разбили палатку с российским флагом. Они встречают тех, кто переходит границу пешком, как только доедет до нее по территории Донбасса на общественном транспорте. Прибывающих не очень много – чуть больше чем за час через границу прошло не более 10 человек: пожилая пара и две женщины с детьми. «Мы не только встречаем, но и информируем: чтобы люди знали, куда можно приехать, где разместиться. У нас тут работают специалисты муниципального управления, консультируют по правовым вопросам студенты юрфаков», – говорит депутат Госдумы Игорь Кастюкевич (член президентского движения ОНФ, координатор молодежной политики в «Единой России»).

Своим волонтерам (дежурит группа из 25 человек, столько же сменит их ночью) он командует при появлении беженцев: «Объединяемся в группы по пятеро: два мальчика, три девочки. Встречаем, провожаем до зоны МЧС и до автобусов. Помогаем нести вещи. Встречаем детей – дарим шоколадку «Аленка».

Проблем с привлечением волонтеров в краткие сроки, как утверждают они сами, не возникло. Координатор «Молодежки ОНФ» в Ростове-на-Дону Мария Медведкова рассказывает корреспонденту «Ведомостей», что актив и так учится у МЧС, поэтому сформированы группы быстрого реагирования для оказания любой помощи в чрезвычайной ситуации. 22-летняя Татьяна Цыганкова из Ростова, например, ездила тушить пожары в Якутии, помогать справляться с последствиями наводнения в Крыму.

«Вчера только узнала о ситуации, не раздумывая сказала, что еду сюда [к КПП]», – пояснила Цыганкова.

Гораздо более суровы сотрудники полиции – они запрещают снимать КПП, как режимный объект, но лояльно относятся к таксистам. Беженцы могут доехать до Ростова за 3000 руб. (80 км), до Таганрога – за 2000 руб. (50 км). Но есть и альтернатива – бесплатный автобус в пункт временного размещения (ПВР).

Первым прибывшим в Ростовскую область 18-го и в ночь на 19 февраля еще приходилось ждать заселения в здания санаториев, пансионатов и детских лагерей, жаловались они. Но уже к 20 февраля, судя по словам беженцев, координацию удалось отладить – автобусы сразу начали направлять в назначенные ПВР, а прибывающие в частном порядке сразу получали информацию у тех же волонтеров либо по телефонам горячей линии МЧС и минсоцразвития региона, рассказал «Ведомостям» вице-губернатор области Артем Хохлов.

«Дай Господь, не разобьют наше жилье»

ПВР выбраны так, чтобы в них никто сейчас не жил. К примеру, корреспондент «Ведомостей» проинспектировал ПВР города Шахты в здании старого студенческого общежития. Студенты здесь, как заверила руководительница этого пункта для беженцев Елена Медведева, с 2018 г. не живут.

Впрочем, заметно, что здание давно используют для чрезвычайных нужд – например, в 2020 г. в период пандемии здесь развернули госпиталь для нефтяников. «Понятно, ремонт не совсем свежий, но тут тепло, в каждой комнате санузел, душ, есть возможность постирать вещи», – пояснил корреспонденту «Ведомостей» глава администрации Шахт Андрей Ковалев. ПВР готов принять до 350 человек, но сейчас в нем занято только 43 койки, сообщила Медведева, т. е. места есть. И не все приехали организованно. «Девять человек приехали к нам сами, они с детьми, говорят, через сарафанное радио узнали, что у нас хорошие условия для детей», – рассказывает она.

Элина Абрамова приехала вместе с тремя детьми из Луганска еще 19 февраля, а ее супруг, призывного возраста, остался дома. По ее словам, уезжать пришлось «в большой спешке», когда «по всем соцсетям и телевидению объявили эвакуацию». В ПВР их встретили хорошо, но Абрамова все же ждет возможности вернуться домой: «С тремя детьми без мужа тяжело».

70-летняя Валентина Семеновна из Луганска (фамилию называть не захотела) приехала в Шахты с мужем одной из первых, еще 18 февраля. «В 11 ночи пришли на территорию, где шла погрузка. Все было слаженно, организованно, автобус сопровождали на ГАИ прямо сюда. Оформляли сами всё, мы сидели спокойно в автобусе. Здесь очень хорошо, накормили, обогрели, устроили нас, относятся прекрасно. Ребята помогают, помогли оформить карточки в банке, девочки и мальчики [волонтеры] – сходили в аптеку, в магазин», – рассказала она. Все, кто приезжает в ПВР, оформляют карту «Сбера» в специальном мобильном пункте банка, рассказывают они. Получить обещанные 10 000 руб. можно только на нее. Но вернуться хочет и Валентина Семеновна: «Дай господь, не разобьют наше жилье».

Если в шахтинском ПВР живет по 2–4 человека в комнате, то есть и более массовые размещения. Например, в Таганроге и Батайске койки установили в спортивных залах школ. Депутат гордумы Таганрога Лариса Овсиенко рассказала корреспонденту «Ведомостей», что об эвакуации из ДНР и ЛНР местные узнали уже после объявления в регионе ЧС 18 февраля.

«Продолжаем готовить помещения, контролируем, чтобы был запас одноразового постельного белья, чтобы все санитарные нормы соблюдались. Подключаем наших предпринимателей местных, чтобы они оказывали помощь. Сколько примем людей в городе – пока не известно», – сказала Овсиенко. Плана по тому, на какое время рассчитано пребывание беженцев в ПВР, нет, отмечает депутат.

Режим ЧС введен, потому что позволяет оперативно выделять средства на обеспечение из резервного фонда региона. В 2014 г. в аналогичной ситуации регион запрашивал помощь у Москвы, сказал «Ведомостям» представитель пресс-службы правительства области.

Подсчет беженцев

Одним из важных вопросов остается общее количество беженцев. По данным правительства области, в регион въехало порядка 40 000 человек, а приедет еще больше (только из ДНР обещали эвакуировать 700 000 человек). Ростовский журналист, попросивший не называть его имя, отмечает, что во время эвакуации 2014 г., когда шли боевые действия на юго-востоке Украины, в приграничном Новошахтинске из-за приезжих был «забит весь автовокзал». Сейчас же там пусто, убедился корреспондент «Ведомостей». В 2014 г., когда прибыло 30 000 человек, коллапс на дорогах был гораздо больше, уверяет водитель автобуса Николай (не назвал фамилию), который занимается развозом беженцев.

Первый замгубернатора региона Сергей Тюрин сообщил журналистам, что именно в Ростовской области в 100 ПВР находится 6891 человек, в том числе 2862 ребенка (всего Ростовская область готова принять у себя 13 897 беженцев в 188 ПВР). Пять поездных составов увезли беженцев дальше, в Воронежскую, Курскую и Волгоградскую области, – всего 4340 человек. На вопрос о том, где разместилось порядка 30 000 человек, Тюрин сказал корреспонденту «Ведомостей», что погрануправление ФСБ фиксирует общее количество граждан, пересекающих границу. «Остальные граждане следуют самостоятельно, прибывая к родственникам, знакомым или самостоятельно решая вопрос с размещением», – сказал вице-губернатор. То есть коллапса быть не может – им есть где разместиться.

Читать ещё
Preloader more