Владимир Путин поговорил с матерями российских военных

Он рассказал им о цели жизни человека

Президент Владимир Путин провел в Ново-Огареве встречу с матерями российских военных, в том числе тех, которые до сих пор участвуют в боевых действиях на Украине. Во встрече участвовали 17 женщин.

Президент начал с того, что напомнил: послезавтра отмечается День матери, «который наполнен особым, очень добрым содержанием и подчеркивает присущее всем народам нашей страны отношение к маме – уважение, почитание, преклонение». Но для женщин, чьи дети находятся в зоне боевых действий, эта дата связна с другим чувством, сказал президент: «С чувством тревоги и заботы, в мыслях о том, что с вашими мальчиками». А для тех, кто потерял сыновей, – «и с мыслями об этой трагедии».

«Знаете, язык не поворачивается говорить каких-то формальных стандартных вещей, связанных с выражением соболезнования. Но хочу, чтобы вы знали: и я лично, все руководство страны – мы разделяем эту боль, – сказал президент, который впервые, кажется, публично выступал перед таким количеством людей, у которых ближайшие родственники находятся там. – Понимаем, что ничего не может заменить утраты сына, ребёнка. Особенно для мамы, которой мы все обязаны появлением на свет, которая вынашивала, выкармливала». Он пообещал, что власти сделают все, чтобы матери не чувствовали себя забытыми, и сделают все, чтобы «чувствовали плечо рядом с собой».

Но жизнь сложнее того, что показывают по телевизору и интернету, которому «нельзя доверять». А к главе государства стекается много данных из разных источников, поэтому президент и предложил встречу, чтобы из первых уст услышать оценки матерей военных, поделился президент: «У вас информация же и оттуда поступает». Кроме того, как заметил глава государства, выбор защиты родины – это результат работы матерей, поскольку ценностные ориентиры закладываются в семье.

«И судя по тому, что ваши ребята ведут себя героически, – это огромный ваш вклад и ваших мужчин, ваших мужей», – добавил он. С некоторыми военными, по словам президента, он связывался через их матерей: «Это даёт мне полное основание говорить о том, что они герои. Это правда». На этом трансляция прервалась.

Примерно через час эфир возобновился, и тогда показали уже диалог президента с матерями.

Нина Пшеничкина из ЛНР говорила, что ее сын Константин «ушел воевать за русский мир» в 2014 г., а в 2019 г. погиб и был награжден медалью «За отвагу». Сейчас занимается помощью семьям ополченцев.

Президента она попросила, чтобы в режиме одного окна проводилось медосвидетельствование раненых или чтобы комиссии сами приезжали для этого, а также чтобы командиры правильно оформляли документы раненых. «А [то] потом ребятам приходится доказывать очевидное, а ведь они отдали здоровье за Родину, инвалидами стали», – посетовала Нина Пшеничкина.

Интересовалась она также, будут ли распространяться льготы для семей военных на тех, кто погиб в ЛНР и других территориях до 30 сентября 2022 г. – до того, как они вошли в состав России.

Владимир Путин долго разговаривал с Ниной Пшеничкиной. По его словам, в 2014 г. руководство России верило, что с Украиной удастся договориться, была надежда, что минские соглашения будут работать. «Теперь стало очевидным, что это воссоединение [с Россией] должно было бы произойти раньше. Может быть, и не было бы столько потерь среди мирных граждан, не было бы столько погибших детей под обстрелами», – сказал он.

По его словам, воссоединение произошло благодаря таким людям, как сын Нины Пшеничкиной.

«Вот у нас в ДТП погибает примерно 30 000 человек, от алкоголя – примерно столько же, к сожалению. Так жизнь складывается, жизнь сложна и многообразна, сложнее, чем где-то в бумажках написано, – начал президент. – Мы же все под Господом, под Аллахом, под Христом – все, кто верит в высшие силы, неважно, какой религии он придерживается. Важно то, что мы все смертны, мы все под Господом, и мы когда-нибудь из этого мира все уйдем. Это неизбежно».

Но вопрос в том, как мы жили, продолжил президент: «Некоторые ведь живут или не живут – непонятно, и как уходят – от водки или еще от чего-то – непонятно, а потом ушли. Жили или не жили? И незаметно [жизнь] пролистнулась как-то, то ли жил человек, то ли нет».

«А ваш сын жил, – продолжил президент, обращаясь к Нине Пшеничкиной. – Его цель достигнута. В этом смысле, конечно, его жизнь оказалась значимой, с результатом. Причем с таким, к которому стремился».

Ирина Сумынина из Краснодара, у которой двое сыновей и муж находятся зоне боевых действий, сказала, что в целом группы там работают слаженные и никогда не бросают ни убитых, ни раненых бойцов. Она сказала, что ситуация с питанием хорошая, но попросила, чтобы быстрее заменяли потерянную амуницию, поскольку сейчас с этим есть «волокита».

А вот Марина Бахилина из Якутии, у которой двое сыновей участвуют в спецоперации, рассказала президенту, что военные жалуются на отсутствие горячего питания. «Мы готовы помогать и сами пойти туда и готовить», – сказала она. На это президент усмехнулся. «А что смешного, на самом деле? У нас, извините, пожалуйста, в Иркутске очень многие матери желают пойти помогать – кто-то санитаркой, кто-то поваром. Ничего такого зазорного нет», – сказала женщина. А «мамочкам, которые прячут детей», Марина Балихина сообщила, что их сыновья должны сами решать: ехать на спецоперацию или нет.

Ирина Тас-Оол из Тувы, чей сын был тяжело ранен в зоне боевых действий еще весной и сейчас проходит реабилитацию, предложила создать систему реабилитации, систему поддержки их семей, а также устраивать ветеранов боевых действий в военкоматы и образовательные учреждения. Президент пообещал, что эта идея будет реализована. Кроме того, он сказал, что сейчас военные госпитали, по данным Министерства обороны, заполнены на 38%, но он обсудит с правительством возможность того, чтобы гражданские госпитали тоже принимали военных.

Просили президента о разных вещах. К примеру, чтобы квадрокоптеры были не только в подразделениях спецназначения, чтобы было единообразие льгот в регионах, чтобы осуществлялась поддержка правильно настроенных творческих людей и пр. Документалист Олеся Шигина жаловалась, что авторы патриотических фильмов не могут получить прокатное удостоверение, а кинофестивали, такие как «Артдокфест» и «Кинотавр», «мучили наших людей непотребным контентом, фильмами, снятыми с нелюбовью» (на это президент ответил, что все дело в том, что у них «культурный код другой», а «сегодняшние события – это путь к какому-то даже внутреннему очищению и обновлению»).

Боль не выбирает, предприниматель ты, педагог или чиновник, она бьет по человеку, сказала на встрече Мария Костюк: «Вот я – мама офицера, но я – заместитель председателя правительства Еврейской автономной области. Я тот самый чиновник, про которых сегодня везде и кругом пишут, что мы прячем своих близких от СВО, что мы пытаемся саботировать мобилизацию. Я не знаю, где они их видят, где они таких видят чиновников, я знаю совершенно другие примеры».

У Марии Костюк в зоне боевых действий, как сказала она сама, погиб ее сын Андрей. Также на встрече с президентом она сказала, что не нужно забывать и про работу в тылу, чтобы вернувшиеся со спецоперации увидели «новую страну, обустроенную и чистую». Поэтому она призвала увеличить финансирование соответствующих программ. А Юлия Белехова, которая работает в ОНФ Московской области и недавно стала членом президентского совета по правам человека, сказала, что на недавнем форуме Общественной палаты поучаствовала в создании Комитета семей воинов Отечества и попросила для него содействие.

О том, что президент проведет встречу, приуроченную к Дню матери, «Ведомости» писали 22 ноября. Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков, отвечая на вопрос журналистов, будут ли такие мероприятия регулярными, сказал, что решений на этот счет нет и пока это разовая встреча.

«Встреча с матерями, как и недавняя поездка президента на полигон, где проходят боевое слаживание мобилизованные, – форматы, отвечающие на ощутимый запрос о прямом контакте с властью, – считает руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин. – Президент не только имеет самый высокий рейтинг доверия как политик, но именно он в понимании людей знает, как будет развиваться ситуация, и что делать».

Нынешняя ситуация фактически сформулировала новые требования к форматам коммуникации, считает эксперт: «Можно и нужно использовать уже традиционные модели, например прямые линии, пресс-конференции. Но все-таки в нынешних условиях оформилась значительное число больших социальных групп, каждая из которых требует отдельного подхода». В публичной плоскости, считает президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов, переносится акцент с военной составляющей на гуманитарную.

Минобороны трижды раскрывало количество погибших с начала спецоперации, в последний раз – 21 сентября. Тогда министр обороны Сергей Шойгу сказал, что потери составили 5937 человек.

Читать ещё
Preloader more