Статья опубликована в № 5539 от 05.08.2022 под заголовком: Минюст повысил планку

Повышение порогового значения ущерба по ряду статей УК не решит все проблемы предпринимателей

Минюст сделал еще один шаг по либерализации законодательства

Минюст выдвинул несколько предложений о либерализации экономических статей Уголовного кодекса (УК). Изменения будут способствовать «улучшению делового климата в условиях санкционного давления» и позволят «минимизировать риски необоснованного уголовного преследования» предпринимателей, говорится в пояснительной записке.

Речь идет об исключении уголовной ответственности за предпринимательство без регистрации (ст. 171 УК). Еще одно предложение – убрать из УК три экономические статьи: ст. 170 (регистрация незаконных сделок с недвижимостью), ст. 170.2 (внесение ложных сведений в межевой план) и ст. 185.1 (злостное уклонение от раскрытия информации по правилам о ценных бумагах). Партнер Criminal Defense Firm Артем Половинкин называет вопрос о декриминализации этих составов спорным. Он объясняет это тем, что статьи касаются ответственности должностных лиц, кадастровых инженеров, эмитентов ценных бумаг, а преступные деяния, ответственность за которые установлена данными статьями на практике, «нередко используются как раз для хищения и рейдерских захватов имущества бизнеса и физических лиц». Этим и опасно их исключение из УК, указывает Половинкин.

Среди других нововведений – повышение в 1,5 раза максимального размера ущерба для привлечения к ответственности по статье УК о мошенничестве в связи с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательства (ч. 5, 6 и 7 ст. 159 УК): размер значительного ущерба вырастет с 10 000 до 25 000 руб., крупного – с 3 млн до 4,5 млн руб., а особо крупного – с 12 млн до 18 млн руб.

Наиболее популярного состава, применяемого в экономических делах, – ч. 4 ст. 159 УК РФ – законопроект Минюста, правда, не касается, замечает руководитель аналитической службы юридической компании «Пепеляев групп» Вадим Зарипов: «Следователи и судьи руководствуются принципом, что хищения – не предпринимательство, а потому квалифицируют действия по ч. 4 ст. 159 УК». Пороговые размеры ущерба повышаются только в предпринимательском мошенничестве (ч. 5–7 ст. 159 УК), которое не часто встречается в правоприменительной практике, подтверждает адвокат коллегии «Князев и партнеры» Артем Чекотков.

По мнению Зарипова, основной недостаток поправок – в их «количественном» подходе: «Нужны качественно иные, более тонкие подходы, предусматривающие разграничение на действия, где признаки мошенничества есть и где их нет». Ситуация может измениться к лучшему, когда «уголовно-правовая репрессия перестанет доминировать в регулировании гражданско-правовых отношений», уверен партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант.

Подход министерства несколько формален, замечает Зарипов: по итогам ПМЭФа президент поручил декриминализировать некоторые действия предпринимателей. Чекотков соглашается, что законопроект «в целом соответствует наметившейся тенденции по либерализации уголовного законодательства в условиях западных санкций». Он напоминает, что первым шагом были мартовские поправки в УПК, изменившие порядок возбуждения уголовных дел по налоговым составам, и разработанный в июне законопроект о снижении максимальных сроков лишения свободы по квалифицированным частям налоговых преступлений.

Читать ещё
Preloader more