Статья опубликована в № 5477 от 11.05.2022 под заголовком: Из реестра СМИ-иноагентов впервые были исключены сразу шесть человек

Из реестра СМИ-иноагентов впервые были исключены сразу шесть человек

Хотя решение принято по формальным основаниям, эксперты считают это позитивным сигналом

Минюст впервые массово исключил людей из реестра СМИ-иноагентов. 29 апреля из него были выведены соучредитель движения «Голос» (оно включено в другой в реестр Минюста – для НКО-иноагентов) Аркадий Любарев и глава самарского отделения организации Людмила Кузьмина, а 6 мая – координаторы из Мордовии, Тамбовской, Свердловской и Ивановской областей Александр Лютов, Владимир Жилкин, Александр Грезев и Илья Пигалкин. Все они были включены в реестр СМИ-иноагентов еще 29 сентября 2021 г. Всего тогда иноагентами были признаны 20 представителей «Голоса».

Все они подали в суд, оспаривая свое включение в реестр. В судах представители Минюста и Росфинмониторинга представили доказательства получения ими иностранного финансирования, после чего суды выносили отказ истцам. Как заявил Любарев в колонке на странице «Голоса», Росфинмониторинг проверил поступления на счета наблюдателей за 20 месяцев с декабря 2019 г., когда вступил в силу закон, позволяющий включать граждан в реестр СМИ-иноагентов, по август 2021 г.

По словам Любарева, у пяти человек из «Голоса» были зафиксированы переводы от фонда «Лига избирателей» (признана Минюстом НКО-иноагентом), двое получили иностранные командировочные. Сам Любарев получил гонорар от издания «Медуза» (признано Минюстом СМИ-иноагентом). «В большинстве случаев все финансирование – это бытовые переводы от иностранных граждан, – говорит Любарев. – Кому-то в качестве платы за услуги – уроки, такси, кому-то за сдачу квартиры, кому-то возврат долга. Самый экзотический случай – продажа миль «Аэрофлота». Один наблюдатель – Виталий Ковин (внесен в реестр СМИ-иноагентов. – «Ведомости») завил, что сведения Росфинмониторинга о трех денежных переводах на суммы от 69 до 500 руб. от граждан Киргизии, Украины и Узбекистана неверные, и предоставил суду банковские справки. Однако он все равно проиграл в суде».

По данным Любарева, семь наблюдателей получали иностранные переводы в период до сентября 2020 г., т. е. за год до внесения в реестр иноагентов. «То есть мы могли сразу после включения нас в реестр подать заявление на исключение из него, – говорит Грезев. – Но тогда мы не знали, за что нас внесли в реестр, и только на суде получили дополнительную информацию и справки из Росфинмониторинга с данными». Что делать, по словам Грезева, подсказал представитель Минюста на заседании суда в январе 2022 г.: «Он сказал, что мы можем подать заявление об исключении из реестра СМИ-иноагентов по процедуре, существующей для НКО». Процедура, которую предложил Минюст, на самом деле несуществующая, сказал «Ведомостям» руководитель правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

В реестре НКО-иноагентов было более 200 организаций, а сейчас меньше 100 – треть была исключена Минюстом по их заявлениям, остальные решили не проходить процедуру, а ликвидироваться, отмечает председатель совета ассоциации «Юристы за гражданское общество» Дарья Милославская. По ее словам, Минюсту в случае с НКО действительно достаточно подтверждения отсутствия иностранного финансирования, если речь не идет о политической деятельности.

«По закону исключение [из реестра для СМИ-иноагентов] предполагается, а условия его не предусмотрены. Поскольку вся концепция иноагентов изложена в законе об НКО, мы исходили из аналогии – если НКО в течение года не получает иностранное финансирование, она может быть исключена из реестра после соответствующей проверки Минюста», – сообщил Чиков.

«Ведомости» направили запрос в Минюст.

Наблюдатели с юристами согласовали форму заявления о том, что они не получали в течение года иностранного финансирования, и в конце января отправили в Минюст. Ведомство рассмотрело и исключило их из реестра. «У остальных срок в год [с момента зафиксированного иностранного финансирования] еще не вышел», – пояснил Грезев. Он отметил, что сейчас в Госдуме находится новый законопроект об иноагентах, который создает единый реестр иноагентов и позволяет внести в него лиц, аффилированных с НКО-иноагентами. «Может быть, нас внесут в этот новый реестр, и справка уже не поможет», – добавил Грезев.

По мнению Чикова, если бы Минюст отказал или проигнорировал заявления, «появилось бы хорошее основание для [нового] обращения в суд». Юрист Анастасия Буракова отмечает, что решение Минюста похоже на формальность: «Надо будет посмотреть, как будет приниматься решение по журналистам, которых [в отличие от наблюдателей и экспертов «Голоса»] все-таки большинство в этом списке». «Может быть, такое решение Минюста показывает, что это такая оттепель?» – предположила она.

Читать ещё
Preloader more