Статья опубликована в № 5476 от 05.05.2022 под заголовком: Стремление к северу

Стремление к северу: главной темой выборов в Южной Осетии стало присоединение к России

Но без политической воли Москвы это может остаться лишь декларацией о намерениях

В Южной Осетии, независимость которой Россия признает с 2008 г., 8 мая пройдет второй тур президентских выборов. Участников гонки объединяет то, что они поддерживают Москву, а разница заключается только в степени поддержки. Действующий руководитель республики Анатолий Бибилов во время кампании взял на вооружение лозунг о присоединении Южной Осетии к России, с которым по сути не готов спорить никто, включая единственного оставшегося соперника Алана Гаглоева.

Корреспондент «Ведомостей» побывала и в Южной, и в Северной Осетии и убедилась: в обеих республиках готовы к объединению, но не уверены, что оно произойдет так скоро, как призывают политики.

Дрейф на север

«Зачем нужна эта граница? Те, кто тут ездит, все родственники. Сколько лет обещают убрать, а все никак», – причитает среднего возраста осетинка после российского блокпоста на выезде из Северной Осетии. Она родилась в Цхинвале, но, как и многие соотечественники, давно живет в более крупном городе Владикавказе.

На родине, в Южной Осетии, она сдает квартиру – и едет поменять квартирантов. Пограничники нестрогие, но тем, кто едет на автобусе, приходится ждать в помещении совсем маленького пропускного пункта, пока проверят паспорта у всех. Женщина говорит, что нам в целом повезло, раз на границе стоит всего один автобус. Иногда, по ее словам, здесь можно зависнуть «в пробке» при проверке на пару часов. Граница односторонняя – только российская: со стороны Южной Осетии документы прибывающих уже никто не проверяет.

Кавказский хребет и примерно 3–4 часа дороги по горному серпантину разделяют две Осетии – российский регион, Северную Осетию, и объявившую о независимости от Грузии Южную Осетию. Сразу после блокпоста дорога идет через тоннели, въезжающих встречают триколор и надпись «Добро пожаловать в Южную Осетию».

На горе белыми буквами выложены слова «Спасибо, Россия» – республика вместе с Абхазией получила российское признание после пятидневной войны 2008 г. Пока Абхазия размышляет о собственной государственности, 56-тысячное население Южной Осетии дрейфует в сторону России.

«Да, в Осетии два языковых диалекта: дигорский и иронский, но разделены они не по границам северной и южной республик, а скорее по ущельям, в которых шло историческое расселение осетин. Существующее деление странное, и для нас его фактически не существует, нет никаких северных осетин и южных осетин. Ну представьте: это как жителей Краснодара называть южными россиянами», – говорит местный общественник Алик Пухаев. Он тоже один из тех, кто перебрался из Цхинвала во Владикавказ.

Это обстоятельство – не эмиграция, связи с родиной никто из выходцев из Южной Осетии не теряет. Их часто можно встретить во Владикавказе: таксисты и сотрудники аппарата правительства, владельцы кафе и туристические гиды.

Что происходит с выборами в Южной Осетии

Первый тур президентских выборов прошел 10 апреля. Во второй тур помимо действующего президента Южной Осетии Анатолия Бибилова вышел лидер партии «Ныхас», бывший сотрудник КГБ республики Алан Гаглоев. Гаглоев лидировал с 36,9% голосов, Бибилов набрал 33,5%.
Но второй тур, изначально назначенный на 28 апреля, который хотели объявить в Южной Осетии выходным днем, в итоге перенесли на 8 мая. Это официальный предпраздничный выходной день, поэтому проведение выборов допустимо, пояснил «Ведомостям» член ЦИК Южной Осетии Игорь Чочиев.
«В Южной Осетии президент мог объявить четверг [28 апреля] выходным днем, но за пределами – в Северной Осетии – это будний день. А за пределами республики проживает большое число избирателей – до четверти. В первом туре, например, голосовало около 4000 человек [из Северной Осетии]», – сказал Чочиев.
При этом по закону Южной Осетии второй тур можно назначить в течение 15 дней с момента подведения итогов голосования.

С 1922 г. и до развала Советского Союза Южная Осетия была автономной областью в составе Грузинской ССР. В период «парада суверенитетов» между народами было первое столкновение, вошедшее в историю как грузино-осетинский конфликт, и, хотя Грузия считала и считает Южную Осетию своей территорией, с начала 1990-х гг. она ее фактически не контролирует. Культурных и иных связей между Цхинвалом и Тбилиси уже не осталось, считает депутат североосетинского парламента Юрий Габараев («Единая Россия»).

«Кое-где еще остались родственные связи с Грузией, потому что были осетины, проживавшие во внутренних районах страны, было много совместных браков, – рассказывает Габараев. – И все же среднестатистический осетин из Цхинвала скорее будет ездить во Владикавказ, чем в Тбилиси. Хотя Грузия принимает граждан Южной Осетии на медицинское обслуживание, например, бесплатно. Тем самым они подчеркивают: вы наши [грузинские] граждане, мы от вас не отказываемся». Пухаев отмечает, что старшее поколение еще говорило по-грузински, но сегодня этот язык никто не знает даже на бытовом уровне – они слишком разные. «Нас старательно пытались ассимилировать в середине XX в., но с нами было сложнее, чем с другими народами Грузии: разная культура, традиции, языки. Это не история пятидневной войны, это история 300-летней давности», – говорит он.

В самой Грузии тема Абхазии и Южной Осетии хотя и является важной частью повестки, но не определяет ее сегодня. Эти вопросы на слуху, но более актуальными являются социально-экономические проблемы: в Грузии бушует экономический кризис, социальное состояние ухудшается, говорит политолог, приглашенный лектор Тбилисского госуниверситета Арчил Сихарулидзе. А политолог Торнике Шарашенидзе считает, что независимость Южной Осетии позволяет Москве сохранять «рычаг влияния на Грузию».

Между тем вопрос об объединении «разделенного народа» поднимается в Южной Осетии последние 30 лет. За все это время важная для жителей республики проблема превратилась, похоже, в главный фактор местной политики.

Россия как фактор местной политики

Впервые референдум о вхождении в состав России проходил в 1992 г., и тогда эту идею поддержало 99,89% проголосовавших. В Южной Осетии любят подчеркивать, что тогда плебисцит прошел по всем нормам: с международными наблюдателями, в период, когда государственность Грузии только образовывалась и ее еще тоже не признавали в мире. Тем не менее процесс застопорился, как впоследствии случалось не раз. Вопрос о референдуме поднимался пять лет назад. Тогда, как и сейчас, в стране проходили президентские выборы, на которых победу одержал Бибилов.

Этот козырь он использует вновь. За пару недель до первого тура выборов 2022 г. Бибилов вновь анонсировал референдум, пояснив, что Южная Осетия не успела воспользоваться возможностью в 2014 г., когда частью России стал Крым. «Я считаю, что объединение с Россией – наша стратегическая цель. Наш путь. Чаяние народа. И по этому пути мы будем двигаться. Соответствующие юридические шаги мы сделаем в ближайшее время. Республика Южная Осетия будет в составе своей исторической родины – России», – объявил Бибилов 30 марта.

Билбордов и плакатов в поддержку Бибилова в Цхинвале довольно много – со всех президент сообщает о будущем в содружестве с Россией. Наглядной агитации в поддержку его оппонента Гаглоева заметно меньше. Представитель штаба кандидата поясняет, что это сознательное решение: «В Осетии главное – это жизненный путь человека, тут же все друг друга знают, поэтому мы подчеркиваем: мы не тратим деньги на показательную агитацию, помпезность, это сейчас просто неприлично – спецоперация на Украине немало коснулась и нас».

Сам Гаглоев пояснил корреспонденту «Ведомостей», что «воссоединение с северными братьями в составе России – это мечта народа»: «Об этом писали наши классики, за эту мечту отдавали жизнь, свободу многие поколения лучших представителей нашего народа». Но «нельзя дискредитировать политический механизм вхождения в состав России, всякий раз используя его как предвыборный ход», добавляет он. В Южной Осетии вообще нет людей, которые выступали бы против присоединения к России, подчеркивает Сослан Джусоев, который был советником Бибилова и его предшественника Леонида Тибилова.

Раздражение у граждан вызывает только «регулярность поднятия вопроса» со стороны властей, говорит он. «Большинству было понятно сразу, что никакого референдума прямо сейчас не состоится. Просто это было уже несколько раз: в 2016 г. перед выборами мы тоже начали экстренно «вступать в Россию», естественно, никуда не вступили. Спикер парламента (тогда им был Бибилов как основатель партии «Единая Осетия». – «Ведомости») и тогдашний президент [Тибилов] пытались друг у друга эту тему перехватить», – рассказывает он.

Позиция Бибилова по присоединению к России стала поводом для открытой критики в его адрес во время выборов из-за того, что он предложил провести референдум по этому вопросу уже после президентских выборов, в августе 2022 г. Гаглоев же во время дебатов призвал не ставить эти два вопроса в зависимость друг от друга и провести голосование по двум вопросам одновременно.

Глава Южной Осетии отвергает претензии в манипуляции избирателями: «Я как политик говорил о вхождении в состав России и даже объединении двух Осетий, когда начал делать свои политические шаги в 2004 г., я апеллировал к желанию народа, а не к желаниям Анатолия Ильича [Бибилова]. Да, мы говорили об этом в 2017 г., но тогда нам надо было искать окно возможностей [для присоединения к России]. А на сегодняшний день оно есть. Как раз привязывать референдум ко дню выборов – лукавство со стороны наших оппонентов».

Сейчас собрано уже более 5000 подписей, для того чтобы референдум состоялся (а нужно 2000). Подписи собирают в офисе в самом центре Цхинвала, на котором красуется нарисованная скотчем буква Z: помимо голоса за присоединение к России тут собирают гуманитарную помощь Донбассу.

Проблема в том, что Бибилов и на прошлые выборы шел с программой «Пять шагов в Россию», отмечают его оппоненты. «К сожалению, он настолько привязал этот вопрос [вхождения в состав РФ] к себе, что многие даже отказываются ставить подписи под вопросом о референдуме, потому что они ставят знак равенства между референдумом и Бибиловым, хотя они совсем не против вхождения в Россию», – поясняет депутат парламента Южной Осетии Давид Санакоев.

Зачем присоединяться

Для Осетии актуальна проблема не только разделенного народа, есть проблемы и экономического характера. Санакоев объясняет: из-за логистических проблем местным предпринимателям, которые сотрудничают с россиянами, выгоднее открывать бизнес в Северной Осетии, а уже затем налаживать транспортировку в Цхинвал. Бюджет же почти на 80% зависит от российских вливаний, отмечает он.

Бибилов также указывает на плюсы от присоединения республики к России: «Развитие экономики, сельского хозяйства, промышленного производства. Социальная составляющая в России в разы выше, чем у нас, начиная от детских пособий и маткапитала и заканчивая теми возможностями, что есть в России, включая федеральные программы. Не будет барьеров, таможенных постов и т. д.».

Жители же считают, что присоединение к России обезопасит республику. «Когда Бибилов говорит об окне возможностей, он не лукавит – сейчас у России идет спецоперация, и под эту историю могут присоединить и наш маленький уголок», – указывает жительница Цхинвала Галина. Она из тех, кто пришел поставить подпись за референдум.

Бибилов тоже первым плюсом от сотрудничества с Россией называет именно «стратегическую безопасность республики и народа Южной Осетии». «Мы прекрасно понимаем, что Грузия никогда не откажется от своих реваншистских шагов, и еще мы прекрасно понимаем, что политика меняется с годами, – говорит он. – При изменении в какой-то даже фантастической дальнейшей перспективе политики, которую сейчас проводит Владимир Владимирович Путин, мы будем под серьезным ударом со стороны Грузии».

Джусоев рассуждает, что осетины верят в Россию «даже больше, чем сами россияне»: «У всех есть соображение безопасности, если мы станем частью России, нас не сдадут. Если Россия с нами, никто с нами ничего не сделает, это гарантия безопасности». Он считает, что угрозу эскалации с Грузией сегодня недооценивают. «В пятидневную войну погибло 162 человека [из Южной Осетии]. Для маленькой республики это очень много. Я помню те ощущения, что хоронили тогда каждый день», – говорит он.

Депутат Санакоев полагает, что из-за геополитических проблем вступать в Россию Южной Осетии сейчас «просто не время» – это невыгодно обеим странам. С 2012 по 2015 г. он был министром иностранных дел республики и не раз встречался с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. С тех пор, считает он, настроения не поменялись: Россия и Южная Осетия стратегические партнеры, но, если бы присоединение было действительно нужно, оно уже произошло бы. Сегодня, рассуждает он, и для Южной Осетии, и для России дружественное сотрудничество более благоприятно и выгодно: «Россия помогает Южной Осетии, реализует вопросы безопасности, помогает социально-экономическому развитию. Более актуальным кажется вопрос, наоборот, укрепления, становления Южной Осетии».

У осетин, полагает Санакоев, «нет проблемы встречаться и развивать отношения между разными группами населения» по разные стороны границ: «Но с экономической точки зрения проще не станет – наши проблемы не из-за границ, а из-за нереальных программ вроде задач повысить ВВП на 45,4% к 2025 г.».

Позиция севера

На вопрос, велись ли переговоры об объединении непосредственно с российским руководством, Бибилов замечает, что поддержка есть на уровне «депутатов и сенаторов, которые представляют Северную Осетию в Госдуме и Совете Федерации», как людей, которые «глубоко знают проблему». Этого, по мнению Бибилова, пока достаточно. Российский МИД и представители Кремля ранее публично тему присоединения не поддержали. «Я не могу выразить никакую позицию. У нас в этом плане никаких ни юридических, ни иных действий не предпринималось. Но в то же время в данном случае речь идет о выражении мнения народа Южной Осетии», – говорил о референдуме пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Бибилов пояснил «Ведомостям», что «консультации с российской стороной ведутся». «Референдум обязательно должен состояться. Это не желание президента Бибилова и не желание отдельно взятого политика, а желание народа. И мы видим большую поддержку реализации этого желания в России. Тому подтверждение и заявления российских политиков. И та большая команда из депутатов Госдумы, сенаторов, глав регионов, которые 8 апреля приняли участие в собрании, посвященном проведению референдума», – говорит он. Пухаев отмечает, что люди устали от Бибилова (в первом туре он набрал меньше оппонента – 33,5% против 36,9% голосов. – «Ведомости»): «Обещанием присоединения к России сегодня уже не удивишь, поэтому люди, возможно, естественным образом проголосуют за оппонента – Гаглоева».

В Северной Осетии настроения южных соседей по вхождению в состав России разделяют все. Сразу после объявления Бибилова о референдуме поддержку этой идее высказал глава Северной Осетии Сергей Меняйло. Он убежден, что реальность присоединения республики сегодня упирается в самих южных осетин – необходимо «легитимное волеизъявление граждан», как в Крыму. «Уже после этого, конечно, соответствующее решение может быть принято президентом Российской Федерации», – сказал Меняйло «Ведомостям». Собеседник, близкий к администрации Меняйло, уточнил, что тему пока решено активно не комментировать. «Да, один народ, да, мы всегда рады, но решать должны они. Песков высказался: это их решение, мы его педалировать не должны», – напомнил он.

Депутат Габараев отмечает, что у парламентов уже давно налажено межпалатное сотрудничество. Депутат североосетинского парламента Виталий Чельдиев («Патриоты России») рассказывает, что изначально «с приветствием отнесся» к заявлению Бибилова, но его смутило, что сделано оно было в одностороннем порядке, без консультаций с Путиным. «Многие политики на юге скептически отнеслись к этому. Объединение важно, но на чувствах людей, конечно, играть не стоит. Мы тоже на севере искренне этого желаем, хотим, да, и надеемся на сегодняшний день, что это не какой-то предвыборный прием», – говорит он.

Впрочем, Чельдиев допускает, что спецоперация действительно может поспособствовать присоединению: «Мы видим, что НАТО уже бессовестно подобралось прямо к границам России. Говорят уже, что и Украина должна войти в НАТО. Ну тогда и Россия должна как-то себя обезопасить и немножко расширить свои границы. За счет Южной Осетии создать, скажем так, буферную зону вокруг России». Обострение отношений с Грузией его не пугает, депутат напоминает, что Грузия не присоединилась к антироссийским санкциям.

Собеседник «Ведомостей», близкий к аппарату правительства Северной Осетии, подчеркивает, что гражданам обеих Осетий было бы выгодно признание: связи между республиками тесные, многие люди уезжают из Цхинвала в более развитый Владикавказ и, наоборот, встречать старость в более благоприятную климатически Южную Осетию, но при этом властям ни одной из стран объединение не нужно. «Для Москвы это означает ненужные проблемы с Грузией. Для североосетинских властей – необходимость бороться с тамошним свободолюбивым и непокорным истеблишментом. Президенту же – абсолютно любому – Южной Осетии это нужно в последнюю очередь: там он такой местный князек, а здесь станет лишь человеком во Владикавказе», – говорит он.

Читать ещё
Preloader more