Турция и Египет пошли на сближение

Их лидеры обменялись рукопожатием в Катаре
Евгений Трифонов

Чемпионат мира по футболу в Катаре отметился знаковым политическим событием: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и лидер Египта Абдель Фаттах ас-Сиси обменялись рукопожатием и договорились о восстановлении отношений между двумя странами.

Отношения между Турцией и Египтом были разорваны в 2013 г., после того как в Египте армия свергла президента Мухаммеда Мурси, представителя радикальной исламистской организации «Братья-мусульмане» (запрещена в РФ). В то время президент Эрдоган намеревался стать лидером исламского мира и не признал новое египетское руководство, свергнувшее его единомышленников.

Турция в борьбе за лидерство в исламском мире вмешивалась в гражданские войны в Сирии и Ливии, поддерживала Катар в его противостоянии с Саудовской Аравией и ОАЭ и пыталась выступить в роли главного защитника и покровителя палестинцев.

Генерал ас-Сиси, став президентом Египта, разгромил исламистскую оппозицию, представители которой бежали в Турцию и получили помощь турецкого правительства (Каир обвинял Турцию в поддержке исламистов, развязавших террористическую кампанию против властей Египта на Синайском полуострове). Его союзниками стали Саудовская Аравия и ОАЭ, опиравшиеся на поддержку со стороны США и Израиля.

Противостояние Турции и Египта было жестким. В Ливии египтяне оказывали военную поддержку армии фельдмаршала Хафтара, а турки помогали правительству национального согласия в Триполи, возглавлявшемуся Файезом Сарраджем, сторонником «Братьев-мусульман». В Ливию были переброшены турецкие и египетские воинские части, и две страны оказались на грани прямого военного столкновения.

В Сирии Египет в пику Турции поддерживает режим Башара Асада, а Турция – враждебные ему исламистские группировки. Турецко-египетское противостояние распространилось даже на Африканский Рог, где Турция поставляла оружие Эфиопии, конфликтующей с Египтом из-за плотины на Ниле.

В феврале 2022 г. страны Восточного Средиземноморья начали делить морские пространства, на дне которых обнаружены большие запасы нефти и газа. Турция договорилась о разделе морского дна с дружественным правительством в Ливии, а Египет – с недружественными Турции Кипром и Грецией. В 2018 г. Египет, Палестина, Иордания, Израиль, Кипр, Греция и Италия объявили о создании Газового форума Восточного Средиземноморья, в котором Евросоюз и ОАЭ согласились стать наблюдателями. Такие гиганты, как Total, Eni, Notec и Exxon, решили начать разведку и освоение ресурсов стран Газового форума. Турцию в новый союз не пригласили.

Эрдоган пытался сопротивляться. Он заявлял, что «правительства Греции, Израиля, Египта и южного греческого Кипра не могут сделать шаг без нашего согласия», договаривался с дружественным ливийским правительством о разделе морского дна, обещал не допустить разведку месторождений у берегов Кипра, но все было напрасно. Анкара столкнулась с мощной коалицией, противостоять которой у Турции не было ни сил, ни средств. В свою очередь, Египет, один из главных участников антитурецкого союза, тяготился противостоянием с сильным противником – ему хотелось побыстрее разрешить все конфликты в регионе и спокойно приступить к добыче и экспорту газа в Европу.

В этих условиях Анкара и Каир решили пойти друг другу навстречу. Постепенно негласно налаживались контакты между дипломатами и разведчиками, и к началу чемпионата мира в Дохе две страны были готовы к переговорам.

Начало сближения двух крупнейших стран Ближнего Востока – это прежде всего уступка со стороны Турции. Эрдоган за 19 лет правления убедился в том, что превратить Турцию в лидера исламского и арабского мира не удастся. Арабские страны не могут признать лидерство Турции в силу национальных, исторических и культурных различий (на роль лидера арабского мира куда более подходит Египет – самая многонаселенная и развитая арабская страна). Ни «мягкая», ни прямая военная сила не помогли Анкаре установить контроль над Ливией, Сирией и Ираком – туркам пришлось ограничиться лишь созданием мини-анклавов в сирийском приграничье. За более слабым Египтом стоят могущественные США и богатейшие Саудовская Аравия и ОАЭ, и уступать лидерство Турции ни одна из этих стран не намерена.

В современных условиях доступ к нефтегазовым богатствам Восточного Средиземноморья чрезвычайно важен: рядом находится страдающая от газового дефицита Европа. Наладить поставки со средиземноморских месторождений в европейские порты можно довольно быстро, но для этого необходимо договариваться, в том числе странам, отягощенным застарелыми конфликтами. Поэтому Израиль и Ливан, не имеющие дипломатических отношений, мирно делят средиземноморский шельф, а Турции приходится пойти на уступки и Израилю, и Египту, с которыми Анкара конфликтовала много лет.

Турция при Эрдогане оказалась в изоляции. Внешнеполитические амбиции наследников Османской империи изрядно напугали всех соседей, не забывших века османского владычества, и президент Турции, не скрывающий османской преемственности своей политики, поссорился со всеми, с кем только можно. Опора на крохотный, хоть и баснословно богатый Катар не компенсировала вражду с Египтом, Саудовской Аравией и ОАЭ, тем более Доха пошла на примирение с другими монархиями Залива: в январе 2021 г. кризис между Катаром и его соседями был урегулирован, и Анкара потеряла единственного союзника в арабском мире.

По мнению некоторых экспертов, участие Турции в большом количестве военных конфликтов (Карабах, Сирия, Ирак, Ливия) истощает страну, но успехи были достигнуты только на одном направлении – карабахском. По-видимому, Эрдоган решил сосредоточить усилия на том направлении, где успех обеспечен, а стратегические выгоды несомненны. Кроме того, поддержка Турцией экстремистских движений наподобие «Братьев-мусульман» не только закрывает дверь к диалогу Турции с арабскими странами, но и представляет угрозу для самой Турции: в этой стране действует радикальное исламистское подполье, для которого Эрдоган и его партия – не единомышленники, а «неверные». Тем более что у египетских «Братьев-мусульман» явно нет шансов прийти к власти.

Ослаблению активности Турции в Восточном Средиземноморье способствовал и тот факт, что Турция рассчитывает стать международным газовым хабом и без средиземноморского газа: Анкара договорилась с Россией и Азербайджаном об увеличении поставок. В этих условиях для Турции нет смысла продолжать конфликт с арабами.

К примирению с Египтом Анкару подталкивает и экономическая ситуация. Чем быстрее в регионе воцарится согласие и начнется вожделенная газодобыча, тем скорее Турция сможет выйти из кризиса, а значит, у Эрдогана будет больше шансов победить на следующих выборах.

Вряд ли примирение превратит Турцию и Египет в союзников: слишком многое разделяет эти страны, слишком сильно недоверие между ними, слишком разнятся их интересы. Однако и Анкара, и Каир заинтересованы в развитии экономических отношений, которые во многих сферах (туризм, энергетика, сельское хозяйство, строительство) взаимовыгодны. А это значит, что противостояние двух стран, грозившее вылиться (особенно в Ливии) в вооруженный конфликт, уйдет в прошлое.

Читать ещё
Preloader more