Статья опубликована в № 3504 от 27.12.2013 под заголовком: Власть искусства

Власть искусства

Отношения искусства и власти - сюжет порядком подзабытый, в Министерстве культуры пытались в этом году его оживить, получилось довольно комично - искусство власти не подчиняется
Это инсталляция Александра Бродского в Манеже - возможно, подземный ход в Кремль
М. Стулов / Ведомости

Не могу назвать нашего министра культуры Владимира Мединского совсем не восприимчивым к современному искусству человеком. В июне на Венецианской биеннале он с интересом рассматривал в русском павильоне большую и сложную инсталляцию Вадима Захарова «Даная», и она ему явно нравилась. В сентябре на вернисаже главной выставки Московской биеннале «Больше света» в Манеже он приветливо улыбался куратору Катрин де Зегер. Но в октябре, выступая в Совете Федерации, министр назвал выставку «голым королем» и «грудой кирпичей», а также призвал «не продолжать безвольно плыть в фарватере чужих идей, мыслей, мод», сводить «творческий поиск в театре, литературе, архитектуре, кино к повторению мультикультуралистских тенденций: проведению очередных акций, перформансов, инсталляций».

Если министр считает, что у нашей страны свой собственный культурный путь, - это его право. Другой вопрос, сможет ди он наставить на этот путь художников. Вспомним лучшие, самые запоминающиеся, посещаемые и спорные выставки и акции этого года. Какие отношения были у их авторов с властью.

Вот, например, Тициан, выставкой которого нас одарил Пушкинский музей, был с властями в прекрасных отношениях, но и они не требовали от него не сходить в сторону со светлого пути венецианской живописи. По преданию, когда художник уронил кисть, император Священной Римской империи Карл V ее с почтением поднял.

Большая ретроспектива Натальи Гончаровой еще идет в Третьяковской галерее и называется «Между Востоком и Западом», потому что прожившая большую часть жизни во Франции русская художница сама не могла понять, кто на нее повлиял больше - Пикассо с Сезанном или лубок с иконой. Еще она в молодости вела себя вызывающе, участвовала в художнических хулиганствах, которые сейчас, возможно, назвали бы перформансом (в участок, однако, в отличие от Петра Павленского не попадала), хотя картины ее с выставки убирали - не прошли церковную цензуру. А теперь она вот - наша национальная гордость.

«Утопия и реальность. Эль Лисицкий, Илья и Эмилия Кабаковы» в Мультимедиа арт музее - супервыставка и знаменательное художественное событие. Две масштабные экспозиции двух признанных миром художников, находившихся с советской властью в прямо противоположных отношениях. Лисицкий выполнял первые заказы этой власти, разработал новый визуальный язык, ставший международным. Кабаков на закате режима позиционировал своих героев-персонажей как кротких его жертв, убитых убогим бытом, и тоже прославился.

Ну а выставка «Больше света», собравшая художников из многих стран, показала, что и груда кирпичей может рассказать о крушении надежд, стать памятником традиционной культуры. Простой язык современного искусства понятен всем, что же в этом плохого?

Читать ещё
Preloader more