Статья опубликована в № 3474 от 15.11.2013 под заголовком: Политтехнологии: Партии против партий

Политтехнологии: Партии против партий

Государственная дума собирается рассмотреть в первом чтении законопроект о внесении изменений в закон «О политических партиях», меняющий минимальное число членов партий с 500 до 5000. Партии, численность которых не превышает 5000 членов, предлагается расформировать. У проекта четыре автора, все из ЛДПР, включая ее лидера. Впрочем, это никого не должно смущать и не означает, что у проекта нет шансов. Оказавшийся кстати, по мнению кремлевских технологов, законопроект о введении единого избирательного дня тоже вносил первоначально депутат от ЛДПР, однако в итоге он был не просто принят, но еще и ухудшен в процессе принятия через перенос этого единого дня на сентябрь. История борьбы с ассоциацией «Голос» начиналась юридически с депутатского запроса в Генпрокуратуру с требованием проверки организации, который подписали один депутат-эсер, один от ЛДПР и один единоросс. Львиная доля правок в партийное и избирательное законодательство вносилась формально совсем не единороссами. Многие инициативы власть очень любит внешне делать чужими руками или используя соответствующие поводы, позволяющие заявить, что это все по «многочисленным» просьбам.

Во многом сознательно доведенный до абсурда процесс регистрации новых политических партий, когда создано немало откровенно фейковых проектов, дает все основания заявлять: смотрите, к каким безобразиям привела эта «демократизация». Значит, нужно новое наведение порядка и прополка партий на «правильные» и «неправильные». Причем об этом даже не нужно говорить самой власти: все скажет системная оппозиция, так как ради борьбы с ней и стратегией «голосуй за любую другую партию» вся история с созданием размывающего протестные голоса множества новых проектов и затевалась.

Отчасти эта проблема была сознательно или по недомыслию изначально заложена при принятии поправок в избирательное и партийное законодательство после акций протеста 2011-2012 гг.: одновременно уменьшили численность членов для регистрации партий и при этом избавили все партии от сбора подписей при регистрации кандидатов. Однако в мировой практике не бывает, чтобы и регистрация партий, и их кандидатов была одинаково «безбарьерная». Существует либо отсекающий несерьезные проекты барьер при регистрации партий (через численность или чаще через однократный сбор подписей), либо барьер при регистрации кандидатов (подписи избирателей или залоги). Причем эти барьеры должны быть разумными и не носящими фактически запретительного характера (в российской же практике они всегда были чрезмерными). Если это подписи, то исключающие их «техническую» выбраковку по надуманным основаниям, если залоги, то небольшие и сопоставимые с прожиточным минимумом и числом избирателей. Чтобы потратить пусть и небольшие, но деньги на свою регистрацию, кандидат должен идти на выборы не просто для баловства. Полное отсутствие любых барьеров создает лишь хаос, который позволяет власти говорить: ну, смотрите, кроме нас, все равно некого выбирать, кругом одни клоуны. В результате серьезное тонет в несерьезном. Возможно, процесс сознательно хотели довести до абсурда, чтобы вернуть затем разом оба вида барьеров.

Барьер нужен, но только один (либо при регистрации партии, либо при регистрации кандидатов), и не любой, а лишь призванный подтвердить серьезность намерений, и не более. Самый оптимальный, исключающий злоупотребления барьер - при регистрации кандидатов. Свободная же регистрация партий крайне важна для конкуренции идей и создания нормальной среды для появления новых проектов на легальных площадках.

Возможно, в «системных» партиях всерьез думают, что, повысив планку минимального числа членов партий, они таким образов избавятся от размывающих их голоса спойлеров. Однако не лишним будет напомнить, что когда власть заинтересована в регистрации некой партии или кандидата, то может быть подтверждена почти любая нужная по закону численность. Если кто-то забыл, то можно напомнить, что, по официальной версии, на президентских выборах 2008 г. Андрей Богданов якобы собрал более 2 млн подписей избирателей. Точно так же и «нужные» партии, если это действительно будет власти нужно, подтвердят и 5000, и 10 000 членов. А вот ликвидация «ненужных» существенно облегчится.

Если внимательно посмотреть на процесс регистрации новых партий за 2012-2013 гг., то мы увидим, что в максимально сжатые сроки с неимоверной легкостью регистрировались партии, представителей которых на местах в глаза никто не видел. При этом при всего 500 требуемых членах получили отказ в регистрации многие публично активные организации с заметными лидерами или яркими программами, такие как «Народный альянс» сторонников Алексея Навального, Партия 5 декабря, Национально-демократическая партия Константина Крылова и Владимира Тора, Пиратская партия. Закон написан так и правоприменение таково, что было бы желание отказать, а повод найдется независимо от численности.

Формат партийной системы в России, к сожалению, определяло и во многом определяет не формально партийное законодательство, а политическая целесообразность и установки политических кураторов внутренней политики. Закон лишь дает им в руки дополнительное оружие против оппонентов тогда, когда они в нем заинтересованы.

Читать ещё
Preloader more