Статья опубликована в № 3427 от 10.09.2013 под заголовком: «Элоп не жалеет себя. Никогда. Он - машина»

«Элоп не жалеет себя. Никогда. Он - машина»

Продажа компании как способ дать толчок ее развитию стала фирменным стилем Стивена Элопа. Недавно он продал бизнес Nokia по производству сотовых телефонов компании Microsoft
Henrik Kettunen / Bloomberg

Стивен Элоп заслужил дурную славу у поклонников Nokia, которую возглавил три года назад. За это время ее акции подешевели в 2,5 раза, она уступила лидерство на рынке смартфонов Apple, а затем и Samsung. Теперь Элоп продал бизнес Nokia по производству сотовых телефонов своему прежнему работодателю - Microsoft за $7,2 млрд. Это куда меньше $12,5 млрд, которые в прошлом году Google выложила за Motorola Mobility. «А казачок-то засланный», - комментировали эксперты на форумах эту историю. Теперь Элоп считается одним из возможных преемников гендиректора Microsoft Стива Балмера, который обещает вскоре покинуть компанию. Впрочем, от Элопа можно ждать любых неожиданностей, пример чему - вся его жизнь.

Стивен Элоп родился в 1963 г. в Канаде. В 23 года окончил Университет Макмастера в провинции Онтарио. Уже скоро он стал директором по консалтингу Lotus Development Corp. Этого разработчика программного обеспечения уже не существует как отдельной компании: в 1995 г. она была поглощена IBM. Элоп не стал дожидаться сделки. В 1994 г. он перешел в компанию совсем из другой сферы - фастфуда, став IT-директором, старшим вице-президентом Boston Chicken. Этой компании тоже не поздоровилось: в кризис 1998 г. она обанкротилась, а Элоп вернулся в сферу разработки ПО. Его новым местом работы стала Macromedia, известная такими продуктами, как Flash и Dreamweaver.

«Его прозвали «Генерал», - вспоминает аналитик Крис Свенсон, который работал в Macromedia под руководством Элопа. В первую очередь из-за внешности: с короткой стрижкой в стиле «плоская макушка» он выделялся среди обычного контингента компании - раздолбаев с длинными волосами и пирсингом. «Элоп из тех парней, которые следят, чтобы рубашка была накрахмалена», - продолжает Свенсон, уточняя, что подчиненные уважали Элопа. «Он казался очень-очень одаренным и прагматичным. И давайте признаем: всем хочется, чтобы топ-менеджеры были все-таки взрослыми людьми», - подводит итог Свенсон.

«Элоп один из самых жестких и энергичных людей, которых я когда-либо встречал, - рассказывал Умеш Рамакришнан, вице-председатель хедхантингового агентства CTPartners. - Он работает 24 часа в сутки 7 дней в неделю. И у него сверхъестественный нюх на то, куда двинется рынок программного обеспечения». Например, Элоп убедил Macromedia вывести флеш-технологию на рынок ПО для мобильных телефонов, пишет Computerworld.

В январе 2005 г. Элоп занял пост гендиректора Macromedia. «Компания испытала на себе все тяжелые последствия от лопнувшего пузыря, - продолжает Свенсон. - Элопу пришлось пройти через множество вызовов. Преодолеть их оказалось по силам далеко не всем директорам тех непростых лет. Одно это говорит о степени профессионализма Элопа и его умении руководить».

Уже через три месяца руководства Macromedia Элоп договорился о продаже компании за $3,4 млрд ее конкуренту - Adobe Systems. Эта сделка помогла Macromedia избежать краха и была выгодна лично Элопу - он перешел на работу в Adobe. В декабре 2005 г., по данным SEC, он владел 170 330 акций Adobe и опционом на покупку еще 751 870 штук. Из любимой Канады ему пришлось перебраться жить в США. Правда, на расходы по переезду Adobe выплатила ему $145 149, утверждает блог SiliconBeat. А еще назначила зарплату $500 000, бонус - $310 000 и позже $1,88 млн выходного пособия, пишет блог SiliconBeat. Пособие пригодилось - уже в июне 2006 г. Элоп решил покинуть Adobe. Этот шаг объяснялся просто: у гендиректора компании Брюса Чизена уже был преемник, а честолюбивый Элоп не хотел быть номером третьим, утверждает Computerworld. К пособию нужно прибавить принадлежавший Элопу пакет акций Adobe, который оценивался в $5,1 млн, и опцион в $22,5 млн, подсчитывает SiliconBeat.

На новое место работы Элоп вышел в январе 2007 г. - он нанялся к производителю телекоммуникационного оборудования Juniper Networks операционным директором. Там Элоп получил не только зарплату в $540 000, но и $200 000 компенсации за необходимость работать за пределами его родной Канады и возмещение всех расходов на дорогу до города Саннивейл, где находился офис компании, продолжает блог SiliconBeat. А еще опцион на 300 000 акций, причем за 2007 г. эти бумаги подорожали на 75%. Так что проданные при уходе из Juniper Networks 75 000 акций сделали его богаче на $794 250, отчитывается блог SiliconBeat.

Элоп подолгу не задерживался на одном месте. Уже в январе 2008 г. он вышел на работу в Microsoft - президентом подразделения Microsoft Business Division. В Macromedia работало 1500 человек, в Juniper Networks - 5600. А тут под началом Элопа оказалось не менее 26 300 человек, подсчитал Computerworld. Но и тут Элоп продемонстрировал нюх на верные решения. Именно он настоял на развитии облачных технологий. Это был не слишком прибыльный шаг, но перевод программного обеспечения на облака позволил Microsoft остаться лидером рынка, пишет Businessweek.

В 2010 г. Элопа сманили в Nokia. Компания искала человека, который мог бы завоевать ей рынок США, предполагает ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин. Nokia штурмовала заокеанскую землю годами, но терпела неудачи. Впрочем, при Элопе блицкрига тоже не произошло. За неудобства переезда в Финляндию и как «компенсацию за упущенные от перехода в новую компанию доходы» Элоп получил в Nokia $6 млн бонуса, зарплату в $1,4 млн, пишет ресурс Geekwire. За эти деньги он должен был вернуть лидерство компании. Котировки ADS Nokia достигли максимума в год, когда Apple начала продавать iPhone: в 2007 г. С тех пор они дешевели и к приходу Элопа упали в 4 раза.

В феврале 2011 г. Элоп выступил с программной речью. Он рассказал про человека, застигнутого пожаром на нефтяной платформе посреди океана. В здравом уме человек никогда не стал бы прыгать с нее в ледяное море, но, понимая, что огонь вот-вот доберется до него, он все-таки прыгнул. Потом Элоп стал рассуждать о платформах для смартфонов: «Первый iPhone вышел в 2007 г., а у нас до сих пор нет продукта, который мог бы сравниться с ним. Android появился всего около двух лет назад, а сейчас они перехватывают наше лидерство в области смартфонов. Невероятно». Затем он критически отозвался о продуктах Nokia - Symbian и MeeGo, заговорил о падении популярности Nokia и посетовал на конкуренцию со стороны Китая. И в конце призвал компанию решиться на прыжок в ледяное море. Он имел в виду переход на новую платформу, Windows Phone.

«Битва устройств переросла в войну экосистем. Сейчас, чтобы эффективно конкурировать, нужно сложить вместе несколько составных: аппаратную часть, софт, сервисы, такие как поиск, реклама, электронная коммерция», - объяснял Элоп новую стратегию в интервью «Ведомостям» в 2011 г.

Независимый консультант Тони Ахонен шутил, что после речи о горящей платформе нужно придумать новый термин, «эффект Элопа», который комбинировал бы в себе два эффекта: Осборна и Ратнера. Адам Осборн прославился тем, что в 1981 г. создал успешную модель портативного компьютера, но слишком рано объявил, что готовит новую, более совершенную версию. В ожидании ее существующую модель перестали покупать, компания разорилась. А Nokia должна была выпустить еще около двух дюжин новых устройств, прежде чем перейти на Windows Phone. Джеральд Ратнер, руководя ювелирной сетью, как-то назвал свой товар «дерьмом». Продажи упали, а сеть пришлось переименовать из Ratner в Signet.

На пресс-конференции в 2011 г. кто-то из зала выкрикнул: «А вы, случаем, не троянский конь?» - намекая на его прежнюю работу в Microsoft. Элоп отверг связь между переходом на Windows Phone и своей биографией. В октябре 2011 г. сайт Winrumors цитировал одного из программистов Nokia: «Microsoft подождет, пока акции Nokia еще немного упадут, а потом скупит их». Сотрудник оказался не прав в одном - сделка состоялась не вскоре, а лишь в 2013 г. «Элоп выполнял свою работу, но его работой было не развить Nokia, а обезопасить Windows Phone от конкурента и сделать поклонников Nokia пользователями Microsoft,- считает Муртазин. - Про Элопа есть хорошая поговорка: мягко стелет, да жестко спать. Он говорил то, что его собеседники хотели услышать - но собирался ли он выполнять свои обещания? Он говорил, что производство в Финляндии сохранится - оно было закрыто. Он вроде бы намеревался развивать мобильную платформу Meltemi, которая угрожала Windows Phone, но передумал...»

«Это все вздор, - развенчивал на страницах Financial Times слухи о том, что Элоп пришел в Nokia, чтобы снизить цену компании и продать ее Microsoft, человек, принимавший участие в подготовке сделки. - Продажа была проведена с большой смелостью, особенно учитывая, что Элоп ясно осознавал: он станет для многих козлом отпущения. Не раз сделка была на грани срыва из-за жесткости, с которой он вел переговоры». А Самули Ханнинен, вице-президент Nokia по программному обеспечению, замечает: «Если честно, я думаю, что мы упустили [рынок смартфонов еще до прихода Элопа] <...> Но Стивен хотя бы вернул нам радость работы инженера над новым продуктом». В 2012 г. бизнес-тренер Элопа Стивен Майлз заметил в интервью Businessweek: «Главное в Элопе то, что он не унывает и не жалеет себя. Никогда. Он - машина». Элоп лишился поста президента и гендиректора и до окончания слияния будет исполнительным вице-президентом Nokia. А после сделки снова пополнит ряды топ-менеджеров Microsoft. Его называют одним из вероятных преемников гендиректора компании Стива Балмера. Но за свою жизнь Элоп принимал столько неожиданных карьерных решений, что в его долгую и спокойную работу на одной должности как-то не верится.

Читать ещё
Preloader more