Статья опубликована в № 3401 от 05.08.2013 под заголовком: Навязанный защитник

Навязанный защитник

Власти нашли оригинальный способ защиты инвесторов - они лишатся возможности самостоятельно отстаивать свои права при дефолте эмитента по облигациям

С 2016 г. в России заработает новый порядок защиты инвесторов при облигационных дефолтах. Поправки в закон о рынке ценных бумаг (подписаны президентом в конце июля) передают эти функции особому представителю инвесторов. От их имени он будет требовать исполнения обязательств и подавать иски. Самостоятельно судиться держатели бумаг не смогут. При этом нанимать представителя для каждого выпуска и оплачивать его работу будет сам эмитент.

Представителями могут быть российские юрлица, существующие не менее трех лет, либо участники финансового рынка. Все они должны быть занесены в специальный список ФСФР. Не нужен представитель лишь при выпуске облигаций по закрытой подписке, если инвесторов не более 500 или если все они являются квалифицированными.

Это похоже на доверенность, сравнивает юрист отдела по истребованию задолженности крупного российского банка: «Важно, чтобы у представителя не было мотивов играть против тебя». А у представителя кредиторов, которого нанимает должник, такие мотивы как раз могут быть, замечают эксперты. «Кто платит за девушку, тот ее и танцует: весьма вероятно, сумма вознаграждения будет небольшой, контроль - имитацией», - ожидает доцент Высшей школы экономики Антон Селивановский. Есть риски, что такой представитель будет сидеть сложа руки в случае дефолта и ждать, пока эмитент уведет последние активы, предупреждает адвокат «Хренов и партнеры» Дмитрий Лобачев. «Если кто-то и защищен им [таким представителем] - так это сами эмитенты», - убежден Селивановский. Всякое делегирование полномочий - риск, поэтому инвесторам надо дать право выбора, настаивает президент НПФ «Лукойл-гарант» Сергей Эрлик.

Риск злоупотреблений есть, признает представитель ФСФР, но есть и способы защиты от них. После месяца умышленного бездействия представителя инвесторы смогут сами предъявить иск эмитенту, представитель несет ответственность в размере причиненных им убытков, собрание инвесторов может сменить его в любой момент, перечисляет представитель службы.

Но на все эти процедуры уйдет время, а при банкротстве любое промедление опасно, указывает Лобачев. Есть и другая лазейка для заемщика, замечает Селивановский: «В ряды инвесторов на собрании облигационеров могут попасть компании, аффилированные с ним». Закон ограничивает участие таких аффилированных структур в собрании кредиторов, но на практике все барьеры можно обойти, говорит он. Практика банкротств, контролируемых бенефициарами эмитентов, огромна, рассказывает Селивановский: связанные с эмитентами компании приобретают крупные пакеты дефолтных бумаг за 5-30% от номинала и могут контролировать собрание кредиторов. И тогда появляется отличная возможность обойти права миноритарных кредиторов, обеспокоен сотрудник крупного банка.

Похожие сложности уже испытали держатели облигаций Mirax при обмене дефолтных бумаг на иностранные. Их агентом по взысканию была «Тройка диалог», а крупнейшим кредитором Mirax - Сбербанк (к тому моменту уже купил «Тройку»), он же планировал выдать должнику новый кредит. По соглашению в случае дефолта новых бумаг первыми средства получили бы банки, финансирующие эмитента, и лишь затем - держатели облигаций. «Вряд ли «Тройка» побежит судиться, когда интересы младших кредиторов начнут обходить в пользу старших», - негодовал сотрудник державшего облигации банка «Россия». Из всех держателей облигаций лишь этот банк не согласился на такой обмен. «Сейчас уже объявлен дефолт по новым бумагам, и агент собирает деньги на суд у инвесторов», - рассказывает сотрудник одного из банков-облигационеров. Представитель Сбербанка отказался от комментариев.

В России был опыт массовых дефолтов по облигациям: в 2009 и 2010 гг. - по 322-му и 192-му выпускам соответственно (см. графики). Пострадали больше всего пенсионные фонды, вспоминает Эрлик: «Многие тогда стояли на коленях с этими бумагами, до сих пор не смогли расхлебаться - ничего не получили из банкротной массы». Сейчас у инвесторов снова нехорошее предчувствие, замечает сотрудник крупного российского банка: негативные тенденции в экономике, падение прибыли должны повлечь за собой дефолты по облигациям.

Слабая защита инвесторов - основная причина, почему иностранцы покупают российские евробонды и никогда не станут вкладывать в локальные транши, объяснял старший аналитик Vanguard Group Джонатан Лемко. По этой же причине международные расчетные клиринговые организации так и не стали открывать счета для корпоративных облигаций в России. Государство либерализовало этот рынок еще в прошлом году, но счета пока открыты только для гособлигаций. «Из-за высоких юридических рисков наши клиенты сами не стремятся покупать такие бумаги», - объяснял топ-менеджер Euroclear.

Читать ещё
Preloader more