Статья опубликована в № 3164 от 13.08.2012 под заголовком: BP cудили как дома

BP cудили как дома

Ключевую роль в решении взыскать с BP 100 млрд руб. по иску миноритариев ТНК-BP сыграл отказ британской компании представить оппонентам часть документов. Суд счел это признанием вины BP. Такой подход характерен для правосудия Великобритании, но никак не России, говорят юристы
Chris-Ratcliffe / Bloomberg

В базе kad.arbitr.ru опубликован текст решения Арбитражного суда Тюменской области о взыскании солидарно с BP Russian Investments ltd и BP plc 100,4 млрд руб. убытков в пользу «ТНК-BP холдинга». Иск подан жителем Тюмени Андреем Прохоровым, владеющим 0,0000106% акций холдинга.

Судебные разбирательства по этому делу длятся год: истец проиграл две инстанции, но кассация вернула дело на новое рассмотрение. Прохоров пытается доказать, что ВР через своих директоров в «ТНК-BP холдинге» Питера Чероу и Ричарда Слоана, вопреки требованиям акционерного соглашения, не сообщила о готовящемся альянсе с «Роснефтью» (см. врез), в результате компания не смогла присоединиться к альянсу и понесла убытки. Сумма требований миноритария корректировалась трижды: с первоначальных 87,1 млрд руб. она выросла до 409 млрд руб., а в начале июля снизилась до 288 млрд руб.

После оглашения 27 июля резолютивной части решения юристы гадали, как суд мотивирует взыскание беспрецедентной суммы убытков. Как следует из текста решения, судья Владимир Лоскутов счел отказ BP представить затребованные судом документы признанием того, что ответчики заблокировали участие компании в альянсе с «Роснефтью». Среди запрошенных документов была, в частности, касающаяся альянса с «Роснефтью» электронная переписка топ-менеджмента ВР c 2010 г. по 12 марта 2011 г. и протоколы советов директоров BP.

Анализ этих документов позволил бы суду сделать вывод о причинах голосования членов совета директоров «ТНК-BP холдинга» от ВР, указал Лоскутов. Мотивируя свой вывод, судья сослался на ст. 9 («Состязательность») и 65 («Представление и истребование доказательств») Арбитражного процессуального кодекса, а также определение Высшего арбитражного суда (ВАС) по делу «Юнитпрестижа». В нем судьи ВАС отметили, что «отказ ответчиков раскрыть информацию исходя из принципов состязательности процесса <...> следовало квалифицировать исключительно как признание того факта, о котором заявляет <...> истец».

При этом представитель «Роснефти» заявил в суде, что компания ни при каких условиях не заключила бы альянс с ТНК-ВР.

Трактовав отказ представить документы как косвенное признание позиции истца, тюменский судья поступил в стиле английских коллег, констатирует адвокат Адвокатской палаты Москвы Илья Рачков: в англосаксонской системе суд действительно может принять такое решение, поэтому стороны стараются раскрыть все затребованные документы. Арбитражный процессуальный кодекс напрямую не позволяет перекладывать бремя доказывания на ответчика, замечает Рачков: «Тюменский суд очень смело толковал кодекс, что нехарактерно для решений российской первой инстанции».

Не менее интересным способом Лоскутов обосновал размер убытков «ТНК-BP холдинга». Сумма в 100,4 млрд руб. во время объявления решения удивила участников процесса.

Сам судья все заседание что-то считал на калькуляторе и сверялся с курсами валют, рассказывали «Ведомостям» юристы обеих сторон.

Прохоров принес в суд заключение компании «АБМ партнер», насчитавшей 37,77 млрд руб. упущенной выгоды (курсовая разница стоимости 9,53% акций «Роснефти» на биржах до и после объявления о соглашении с BP) и 250,4 млрд руб. неполученного дохода от развития шельфовых месторождений. Ответчики представили заключения Высшей школы экономики и «Бейкер Тилли русаудит», в которых сделан вывод об отсутствии упущенной выгоды у ТНК-ВР и о некорректности расчетов «АБМ партнер».

Лоскутов отмечает, что в представленных со стороны ВР заключениях не проведен расчет упущенной выгоды, а поэтому он оставил право рассчитать ее за собой на основе заключения «АБМ партнер». С оценкой в 37,77 млрд руб. на основе биржевых данных судья согласился. А вот подсчет упущенной выгоды на 250,4 млрд руб. посчитал некорректным из-за «большого количества допущений и ограничений», ведь в мае «Роснефть» предложила разрабатывать шельф не только ТНК-ВР, но и «Лукойлу», «Сургутнефтегазу» и «Башнефти». Так что Лоскутов решил разделить оценку «АБМ партнер» на 4, получив 62,6 млрд руб.

Представитель Прохорова в суде Дмитрий Чепуренко говорит, что истец удовлетворен решением и не собирается оспаривать снижение исковых требований.

«В прошлом году судья Лоскутов отклонил иск, а теперь, спустя всего несколько месяцев, пересмотрел свою позицию, хотя никаких новых доказательств обвинение не представило», – возмущен представитель ВР. Он добавляет, что компания намерена оспорить это решение.

Представитель BP Russian Investments в суде Константин Лукоянов утверждает, что суду были представлены в полном объеме доказательства необоснованности заявленного иска, а также все те документы из запрошенных судом, которые есть в природе: «BP RI не обсуждала на совете директоров вопрос участия TNK-BP в проекте освоения Арктики и голосование по данному вопросу директоров Чероу и Слоана». Он считает, что суд неправильно трактовал позицию ВАС, переложив бремя доказывания на ответчика: это можно делать, только если доказана его виновность, чего сделано не было. Расчет же убытков вообще не поддается пониманию, особенно учитывая позицию «Роснефти», заявившей о невозможности сделки с ТНК-ВР, аналогичной альянсу с ВР, заключает Лукоянов.

В споре налицо конкуренция исков и юрисдикций, считает управляющий партнер адвокатской фирмы «Юстина» Владимир Плетнев: вопрос в том, вытекают ли убытки из нарушения акционерного соглашения или совершения дочерним обществом действий по указанию основного общества. В первом случае спор должен решаться в Стокгольме, а во втором – в российских судах, объясняет он: если вышестоящие инстанции поддержат решение тюменского арбитража, иски по такой категории дел можно будет переносить в Россию.

Читать ещё
Preloader more