Статья опубликована в № 3149 от 23.07.2012 под заголовком: "Что-то случается, что-то нет" - Рокко Форте, президент и совладелец Rocco Forte Hotels

"Что-то случается, что-то нет" - Рокко Форте, президент и совладелец Rocco Forte Hotels

Почему не удается открыть отель в Москве, с какой скоростью восстанавливается рынок и как конкуренты помогают привлекать туристов в Петербург, рассказывает Рокко Форте
Е.Кузьмина / Ведомости
1969

начал работать в группе Forte

1983

генеральный директор

1991

президент Британской ассоциации гостеприимства

1992

председатель совета директоров

1996

основал собст­венную отельную компанию

Rocco Forte Hotels

гостиничный оператор. Основана в 1996 г. Владеет и управляет 13 отелями (в Эдинбурге, Брюсселе, Флоренции, Риме, Лондоне, Мюнхене, Франкфурте, Манчестере, Берлине, Санкт-Петербурге, Праге). В 2009 г. открыла отель с гольф-клубом и спа-центром на Сицилии. С 2011 г. управляет отелем в Абу-Даби. Принадлежит Рокко Форте и членам его семьи. Финансовые показатели не раскрываются.

Сэр Рокко Форте приезжал в Петербург на торжества в честь столетия «Астории». С этого отеля, акционером которого Форте стал в 1997 г., начинался его новый бизнес. Незадолго до этого основанную его отцом группу Forte, в которую входило около 1000 отелей и ресторанов в 50 странах, поглотила группа Granada. Теперь у Форте 13 отелей, некоторыми из них он владеет, некоторыми только управляет. Ближайшие планы связаны с Ближним Востоком – планируется открытие в Марракеше, Каире, Джидде, Люксоре. А вот открыть гостиницу в Москве пока не удалось, несмотря на серьезную поддержку: совет директоров «Астории» по-прежнему возглавляет Александр Красненков, который в 2001 г. в команде Алексея Миллера пришел в «Газпром», а сейчас возглавляет ООО «Балтийский сжиженный газ» и совет директоров ЗАО «Нортгаз». Форте рассказал «Ведомостям» о своих переговорах с кредиторами (общий долг группы – около 300 млн фунтов) и о том, почему его компания не подавала заявок на аукционы по продаже здания «Астории».

– В предыдущем интервью «Ведомостям» в 2000 г. вы рассказывали про вашу новую компанию Rocco Forte’s Hotel Group, в которую входило тогда шесть отелей. Что вы считаете своим главным достижением в бизнесе за эти 12 лет?

– Я основал свою компанию в 1997 г., и «Астория» была вторым отелем, вошедшим в группу. Первым был Balmoral в Эдинбурге. С тех пор я создал новый отельный бренд, который получил широкую известность – пока большей частью на Западе. В группу входит 13 отелей, все они, кроме одного – в Абу-Даби, принадлежат нам или находятся в долгосрочной аренде. Все это очень красивые отели, мне нравятся.

Последние годы были довольно сложными, у компании возникли большие финансовые обязательства, но это был вызов. После коллапса Lehman Brothers в 2008 г. дела пошли плохо, продажи по всему миру упали на 20%.

– В интервью The Wall Street Journal в 2010 г. вы говорили, что в Петербурге продажи упали на 40%.

– Да, это было очень серьезно. А в 2010 г. началось восстановление, 2011-й был хорошим годом, в этом году мы ожидаем роста.

– А вот то 40%-ное падение удалось отыграть назад?

– Нет, пока не до конца. Почему, мне кажется, этого не произошло. На рынок вышло много новых отелей. Еще 10 лет назад в Петербурге было всего три 5-звездных отеля, один из них – «Астория». А теперь здесь много операторов. Предложение увеличилось, а число приезжающих осталось на прежнем уровне. Все не так хорошо, как в 2007 г., но в целом неплохо, и ситуация улучшается.

– Вы чувствуете усиление конкуренции? В соседнем квартале с «Асторией» в прошлом году открылся W, Four Seasons достраивает свой петербургский отель.

– Four Seasons – серьезный конкурент, это сильный игрок на рынке luxury. А W нельзя назвать традиционным 5-звездным отелем.

Каждый конкурент, выходящий на рынок, продвигает Петербург на гостиничном рынке, представленность города в мире растет, и это помогает привлекать новых туристов. Но должен быть баланс между спросом и предложением, иначе отели обанкротятся, что тоже плохо для города. Мы сталкиваемся с конкуренцией во всех городах, где присутствуем, почему ее не должно быть здесь? Этой зимой мы потратили около 6,5 млн евро на обновление той части «Астории», которая выходит на Большую Морскую улицу, увеличили площадь номеров. Фактически из трех комнат делали две.

– Как кризис повлиял на гостиничный рынок? Сроки возврата инвестиций изменились?

– Бизнес и экономика развиваются циклично. После 10 лет постоянного роста наступил провал. Это закономерный спад – монетарная политика была безответственной, фискальная политика была безответственной, процентные ставки были слишком низкими, а правительства тратили больше, чем собирали налогов. Этим они подталкивали развитие экономики по неэффективному пути. И когда катастрофа наступила, она была действительно огромной, и восстановление длится уже несколько лет.

В России экономика несколько иная – она довольно быстро вернулась к динамичному росту. В этом году ожидается рост на несколько процентов, в европейских странах роста нет или он очень незначителен.

– Это из-за нефти?

– Частично из-за нефти и других природных ресурсов. Но российская экономика очень существенно изменилась в последние годы, развивались и другие секторы, не только сырьевые.

– В 2000 г. мы писали, что цена 35% акций «Астории», которые были выставлены на аукцион, взлетела до $10 млн, это была огромная сумма. Но сейчас инвестиции в отели выросли.

– Я не помню точных цифр. Возможно, это было и $10 млн. Но с тех пор все стало дороже. Когда я приехал сюда, в отеле было 800 сотрудников, в Петербурге было мало рабочих мест, выгонять людей на улицу было жаль. А теперь нам сложно найти персонал: предложений на рынке много. В первые годы в «Астории» не было русских на руководящих позициях, а теперь у нас русский директор по маркетингу и продажам.

– Администрация Петербурга несколько раз выставляла здание «Астории» на торги, но заявок не было. Почему вы не захотели участвовать в аукционе?

– Потому что цена была слишком высокой. Смешно говорить об этом, но «Астория» не самый привлекательный объект. Ведь продается не право аренды. Мы арендуем здание у города, ставка фиксированная, и возможности повысить ее ограничены. Покупатель приобретет здание, сданное в аренду до 2046 г., без возможности увеличить ставку. Возврат инвестиций в ближайшие 33 года невелик. Мы лучший покупатель этой собственности. Но не по предложенной цене.

– Администрация Петербурга снизила стартовую цену с 2,6 млрд до 1,5 млрд руб. Какую цену вы считаете справедливой?

– Я буду ее обсуждать с администрацией Петербурга в нужное время. Но, кажется, город отказался от идеи продать отель.

– Вы поддерживаете контакт с бывшим гендиректором гостиничного комплекса «Астория» Александром Красненковым?

– Да, он остается председателем совета директоров «Астории».

– Это помогает в решении проблем?

– Конечно.

– Вы встречались с губернатором Петербурга Георгием Полтавченко?

– Нет, это делает наш председатель совета директоров.

– По вашим ощущениям, изменилось ли отношение к инвесторам в Петербурге с приходом в Смольный новой команды?

– Я не знаю, честно говоря. Пока не слышал о том, что что-то менялось.

– Вы собирались открывать гостиницу в Москве, но эти планы так и не реализовались?

– Что-то случается, что-то нет. Мы рассматривали несколько проектов. Сложно найти подходящий объект. Вопросы планировки очень сложные, часть недвижимости находилась в федеральной собственности, был конфликт между московским и федеральным правительством. Не знаю, сильно ли изменилась ситуация после смены правительства Москвы. Ситуация сложная, но я не отказался от этой идеи.

– На какие еще города вы смотрите?

– Я по-прежнему мечтаю открыть отель в Нью-Йорке. У нас до сих пор нет отеля в Париже, Венеции, Милане. Направлений еще много.

– До кризиса вы совместно с GVA Sawyer собирались развивать сеть 3-звездных отелей в России. Что с этим проектом?

– Слишком поздно, время ушло. Так бывает, что открывается окно, а потом возможность упущена. Семь-восемь лет назад, когда задумывался этот проект, никто не делал ничего похожего.

– На какие инвестиции вы рассчитывали?

– Мы рассматривали местных инвесторов, в том числе местные администрации. Это должны были быть смешанные инвестиции. Но все развивалось слишком медленно, может быть, мы выбрали не тех партнеров.

– Ваш прогноз для российского гостиничного рынка?

– Сложно оценить перспективы. Сроки предварительного бронирования сейчас очень сократились. Я думаю, продажи вырастут процентов на шесть-семь.

Одна из проблем – сильный рубль, при этом инфляция в России выше, чем в других странах. Цены у нас в евро, а затраты в рублях. При высокой инфляции в других странах твоя валюта девальвируется. Но рубль продолжает укрепляться, что усложняет жизнь экспортерам. Все больше наших гостей – русские. Вначале их было не больше 10%, а сейчас 47%.

– Насколько изменилась загрузка «Астории»?

– Раньше среднегодовая загрузка была 65%, сейчас, может быть, 50–55%.

– Цены сильно упали?

– Цены немного снизились, где-то на 10%.

– А средняя выручка на номер как сократилась?

– (Смеется.) Я не могу выдавать вам все секреты. Конкуренты прочитают.

– Когда вы собираетесь открывать отели на Ближнем Востоке, почему открытие затягивается?

– Отель в Абу-Даби уже работает. Следующий – в Джидде. Отель принадлежит местному правительству, требуется реконструкция, но этот процесс был отложен. Ближневосточные отели мы берем в управление. Недвижимость в основном принадлежит местным администрациям.

При заключении ме­недж­мент-контракта от нас не требуются инвестиции, управляющая компания получает вознаграждение – определенный процент от продаж и от прибыли. Это сравнительно небольшая сумма по сравнению с доходом от отелей, находящихся в собственности.

– Почему же вы отказались от покупки отелей?

– У компании есть определенный капитал. И чтобы привлечь дополнительные средства со стороны, пришлось бы снизить мою долю в ней. У меня нет свободных собственных средств, их надо взять у инвестора в обмен на долю в компании, с которой я расставаться не хочу. Rocco Forte Hotels принадлежит мне и членам моей семьи, я хочу оставить ее у себя.

– Долг компании – 300 млн фунтов, в том числе 100 млн банку Unicredit на создание сицилийского Verdura Golf & Spa Resort: курорта с гольф-клубом и медицинским спа-центром. Я читала о переговорах, которые вы ведете с банками о реструктуризации.

– Я сделал это [договорился о реструктуризации основного долга] полтора года назад. Сейчас продолжаются переговоры о курорте на Сицилии, по нему очень большой долг. Его открытие откладывалось не по моей вине, инвестиции выросли на 30 млн евро. В Италии все происходит гораздо медленнее.

– Кому принадлежат отели, которые, как вы сказали, находятся у вас в долгосрочной аренде?

– Отель в Кардиффе я продал около пяти лет назад провинциальной отельной группе. Ситуация изменилась, в Кардиффе нет рынка для 5-звездного отеля – там сложно продавать комнаты по такой цене, а стало быть, и предоставлять услуги соответствующего уровня. И сейчас он работает в категории «4 звезды». Отели в Германии принадлежат институциональным инвесторам, отель в Риме – семейной фирме.

– Вам предлагали купить отели в Петербурге?

– Нет.

Читать ещё
Preloader more