Статья опубликована в № 5513 от 30.06.2022 под заголовком: Минфин сыграет против рубля

Поможет ли возобновление покупок валюты на сверхдоходы бюджета ослабить курс рубля

Чтобы вернуть его к 60 за доллар, придется приобретать с рынка $3–5 млрд в месяц

Минфин предложил направлять часть нефтегазовых сверхдоходов бюджета на проведение интервенций на валютном рынке, чтобы остановить укрепление рубля, заявил министр финансов Антон Силуанов в среду на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). По его словам, это последняя мера из «тяжелой артиллерии», поскольку снятие валютных ограничений не помогает ослабить рубль, а импорт нарастить пока не удается. 

«Сняли все ограничения – влияния на курс нет. Стимулируем импорт – импорт не идет, условно говоря. Остается только следующее – участвовать на рынке либо Центральному банку, либо Министерству финансов», – констатировал Силуанов.

Раньше Минфин мог оказывать влияние на курс с помощью покупок валюты в рамках бюджетного правила, но из-за санкций лишился такой возможности, напомнил он. Укрепление российской валюты на 1 рубль, по разным оценкам, обходится бюджету в 130–200 млрд руб., добавил министр.

Ранее Минфин по бюджетному правилу на дополнительные доходы от высокой цены нефти (в 2022 г. планка отсечения, выше которой доходы считаются дополнительными, находится на уровне $44,2/барр.) покупал для Фонда национального благосостояния (ФНБ) иностранную валюту и золото в резервы. В начале марта министерство сообщило о приостановке действия правила на этот год. До этого западные страны в рамках санкций заморозили около $300 млрд золотовалютных резервов РФ, включая часть средств ФНБ.

Теперь влиять на стоимость евро и доллара к рублю планируется косвенно, через покупку валют дружественных стран, объяснил Силуанов. Для этого нужно восстановить принципы бюджетного правила, пусть и модифицированного, указал он. Такой механизм будет обсуждаться в правительстве, окончательное решение пока не принято, подчеркнул глава Минфина. «Центральный банк согласен, Минфин согласен, остается убедить и доказать нашим остальным коллегам, что бюджетное правило здесь важно не только с точки зрения сбережения, но и с точки зрения влияния на курс», – отметил Силуанов.

Минэкономразвития идею направлять часть бюджетных доходов на валютные интервенции не поддерживает, заявил министр экономического развития Максим Решетников в своем выступлении на съезде. Такое решение негативно отразится на экономике и может только усугубить ситуацию, отметил он. Стерилизация части доходов и, соответственно, сокращение расходов на эту величину может привести к раскручиванию дефляционной спирали, считает он. Более того, по его мнению, это не решит ситуацию с курсом. «Избыток валюты, к сожалению, на рынке такой, что мы не сможем настолько сократить бюджетные расходы в условиях, когда у нас повышенная потребность в деньгах, с тем, чтобы стабилизировать этим дополнительным спросом курс», – пояснил Решетников.

Глава Банка России Эльвира Набиуллина в свою очередь возврат к бюджетному правилу поддержала. «Многим бюджетное правило не нравится, потому что это сокращение бюджетных расходов и нельзя сразу конъюнктурные доходы потратить, но это стабилизатор реального эффективного курса. Поэтому я придерживаюсь позиции вместе с Минфином, что его в той или иной форме нужно возвращать. В чем накапливать – это вопрос», – отметила она. Набиуллина добавила, что ЦБ придерживается политики плавающего курса рубля, потому что именно он дает возможность экономике адаптироваться к изменившимся условиям. Управляемый курс, по ее словам, резко снизит независимость и самостоятельность российской денежно-кредитной политики.

Первый вице-премьер Андрей Белоусов в июне заявлял, что сейчас рубль переукреплен, оптимальный, по его мнению, для экономики курс – 70–80 руб. за доллар.

В начале торгов среды, 29 июня, курс доллара обновил многолетние минимумы, опустившись до 50,01 руб., евро – до 52,7 руб., однако к концу торгов иностранные валюты укрепились до 53 и 56 руб. соответственно.

Сможет ли Минфин развернуть курс рубля

Интервенции на валютном рынке наиболее эффективная мера для влияния на курс национальной валюты, говорит главный аналитик ПСБ Денис Попов. При должном объеме интервенций и настройках работы валютного рынка эта мера сможет остановить избыточное укрепление рубля и снизить его волатильность, соглашается экономист Газпромбанка Павел Бирюков.

Введение бюджетного правила позволит замедлить укрепление рубля, но не сможет развернуть его в сторону существенного ослабления, полагает главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев. Основными факторами влияния на курс, по его словам, останутся разница между экспортом и импортом, а также спрос на иностранную валюту для финансовых целей. Пока цены на нефть и газ находятся вблизи многолетних максимумов, приток валютной выручки в страну останется высоким, при этом спрос на валюту – для импорта, для зарубежных поездок, для финансовых инвестиций – существенно подавлен из–за санкций, указал эксперт. По его прогнозам, на этом фоне в ближайшие месяцы рубль будет находиться в диапазоне 45–55 к доллару и 48–58 к евро.

Оценки необходимого объема интервенций Минфина затруднены отсутствием статистики по платежному балансу и структуре спроса и предложения на валюту, но их запуск в объеме $3–5 млрд ежемесячно кажется достаточным, чтобы вернуть курс в коридор 60–70 руб., говорит старший экономист банка «Открытие» Максим Петроневич. 

Объем интервенций в размере $20–25 млрд в квартал мог бы приблизить курс рубля к уровням 70–75 руб. за доллар в течение полугода, полагает Попов из ПСБ. Однако это очень приблизительные оценки, которые могут существенно корректироваться в зависимости от динамики цен на нефть, скорости восстановления импорта и роста санкционного давления, заметил эксперт. Для остановки укрепления рубля необходимо выкупать с рынка на первых порах $5–6 млрд в месяц, а в дальнейшем, по мере сокращения экспорта, эта величина сократится до $3–4 млрд в месяц, оценил Бирюков.

Благодаря высоким ценам на нефть и газ Россия получает примерно $0,5–1 млрд валютной выручки в день, или $15–30 млрд в месяц, считает Васильев. С учетом подавленного импорта, чтобы развернуть курс рубля в сторону устойчивого ослабления, необходимо выкупать валюту на схожие объемы, добавил он. В условиях экономического спада правительство вряд ли пойдет на значительное сокращение госрасходов в пользу валютных интервенций, полагает он. На них, как и до начала конфликта на Украине, будет выделяться несколько миллиардов долларов в месяц, прогнозирует эксперт.

Какие валюты доступны Минфину

Минфин может покупать корзину из дружественных валют, куда войдут гонконгский доллар, турецкая лира, казахстанский тенге, белорусский рубль, южноафриканский рэнд, армянский драм, но основная часть будет приходиться на китайский юань, считает Васильев. В условиях введенных ограничений против российской экономики Минфин может полагаться только на валюты «дружественных» стран, к числу которых можно отнести участниц интеграционных объединений ЕАЭС, БРИКС и ШОС, говорит экономист Газпромбанка Павел Бирюков. Среди перечисленных валют наиболее ликвидным и удобным к использованию остается юань, добавил он. Сейчас, по сути, единственной ликвидной и обоснованной с точки зрения объемов внешней торговли валютой служит юань, согласен эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Михаил Зельцер. 

Объем оборотов по торгам юанем на сегодняшний день примерно в 2–3 раза ниже, чем по доллару (с учетом рынка свопов), поэтому могут быть определенные сложности с результативным влиянием через юань на курс рубль/доллар, заметил Попов. Оборот на валютном рынке ММВБ по юаню с расчетами завтра пока не превышает 20% от оборота по аналогичным операциям в долларах и евро, хотя в начале года эта доля не превышала и 1%, отметил Петроневич. Скользящий суммарный оборот на торгах юанем за последние 30 дней составил более 400 млрд руб. – этого явно недостаточно для осуществления масштабных интервенций, но и незначительным его уже не назовешь (оборот в феврале был 28 млрд руб.), указал он. 

Монетарные власти действуют в данном случае не совсем последовательно, рассуждает директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв: с одной стороны, ЦБ выступает против интервенций за счет эмиссии, с другой, – поддерживает их за счет доходов бюджета. По его словам, предложение Минфина, хотя и является наиболее простым путем ослабления курса в краткосрочной перспективе, вряд ли поможет реально решить проблему. Риски от его реализации перевешивают, полагает он: валюты дружественных стран слишком волатильны, они фактически не являются конвертируемыми, до конца не прозрачен механизм пересчета на рубли через кросс-курсы и варианты их использования в будущем. Можно найти более безопасные способы создания оттока валюты, например, можно кредитовать дружественные страны, направлять средства на выкуп активов у нерезидентов, уверен Широв. Более того, говорит он, накопление долларов и евро в экономике и переукрепление курса в нынешних условиях хотя и рискованно, но нужно помнить об интересах импортеров и задачах модернизации экономики, что может быть реализовано в том числе через инвестиции этих валютных активов.

Долго ли продлятся интервенции

Цель возможного вмешательства – переждать время, пока не начнет восстанавливаться импорт, считает Зельцер. При этом пока может быть достаточно вербальных интервенций, чтобы сбить спекуляции и замедлить рекордный темп укрепления рубля, добавил эксперт. Практика показывает, что режимы с активным использованием валютных интервенций могут работать достаточно долго, не согласен Попов. 

Данная политика является прямым следствием двух условий: наличием волатильного экспорта и желанием бороться с избыточным укреплением национальной валюты, отметил Бирюков. В этих условиях применение бюджетного правила на постоянной основе становится необходимостью для поддержания конкурентоспособности национальной экономики, считает он. Обновленное бюджетное правило будет действовать в ближайшие годы, а далее вероятны его уточнения и модификации под актуальные экономические условия, в том числе на фоне дальнейшего развития отношений с Западом и Востоком, полагает Васильев.

В подготовке статьи участвовал Дмитрий Гринкевич

Читать ещё
Preloader more