Статья опубликована в № 5508 от 23.06.2022 под заголовком: Мир подхватил стагфляцию

Минфин констатировал погружение мировой экономики в стагфляцию

Власти крупнейших экономик слишком увлеклись фискальным и денежно-кредитным стимулированием, пояснили в ведомстве

Мировая экономика погружается в стагфляцию в результате политики крупнейших западных государств: снижение или резкое замедление ВВП в ряде развитых стран произошло уже в I квартале, а масштабы инфляционного давления вышли на беспрецедентный уровень. Так описывает внешние условия Минфин в проекте основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2023–2025 гг. (есть у «Ведомостей»).

Возникшая ситуация в первую очередь стала результатом необдуманной политики властей крупнейших западных экономик, которые в последние годы увлекались фискальным и денежно-кредитным стимулированием, считает Минфин. В условиях глобального ценового шока страны с высоким уровнем госдолга становятся уязвимы к росту процентных ставок, неизбежному в текущих стагфляционных условиях, предупреждает министерство. В связи с этим нарастают опасения в отношении способности стран обслуживать внешний долг. «В Венгрии (госдолг – 78,1% ВВП) долгосрочные процентные ставки (10-летние госбонды) выросли с начала года на 300 б. п. В Греции рост долгосрочных ставок составил 230 б. п., что при госдолге 198,9% ВВП постепенно транслируется в колоссальные 4% ВВП процентных расходов бюджета. Италия с госдолгом в 150,9% ВВП и ростом ставок на 160 б. п. с начала года также может столкнуться с определенным давлением», – отмечается в документе.

Таким образом, неустойчивость глобальных перспектив в текущем году возросла, констатирует Минфин. С одной стороны, масштабные фискальные и монетарные меры транслируются в разгон инфляции, усиливающийся дисбалансами на товарных рынках в том числе в связи с торговыми ограничениями.

С другой – необходимое для обуздания инфляции ужесточение макрополитики повысит стоимость обслуживания госдолга, что в условиях высоких дефицитов может привести к проблемам рефинансирования и платежеспособности.

В этих условиях страны, предпринимающие усилия по скорейшей нормализации бюджетной и денежно-кредитной политики, окажутся в лучшей ситуации перед лицом очередного замедления мировой экономики или финансового кризиса, заключило министерство.

«Ведомости» направили запрос в Минфин и Минэкономразвития.

Экономика США по итогам января – марта 2022 г. сократилась на 1,5% в пересчете на годовые темпы, свидетельствуют опубликованные в конце мая данные американского министерства торговли, напоминает Минфин. ВВП 19 стран еврозоны в I квартале вырос на 5,4% в годовом выражении и на 0,6% – в квартальном, сообщало статистическое агентство Евростат. При этом в ряде европейских стран зафиксировано снижение экономики: в Швеции – на 0,8%, во Франции – на 0,2%, в Дании – на 0,1%. ВВП Великобритании в январе – марте вырос на 0,8% к предыдущему кварталу, а в марте сократился на 0,1% по сравнению с показателем месяцем ранее, свидетельствуют данные Национального статистического управления. Стагфляцией называют ситуацию, когда слабый рост экономики или его отсутствие сопровождается высокой инфляцией.

Годовая инфляция в США в мае ускорилась до максимума с декабря 1981 г. в 8,6% с 8,3% в апреле, в еврозоне – до рекордных 8,1% (7,4% в апреле). Самые высокие темпы роста цен были в Эстонии (20,1%), Литве (18,5%) и Латвии (16,8%), самые низкие – во Франции и на Мальте (по 5,8%), а также в Финляндии (7,1%). Годовая инфляция в Великобритании в мае достигла максимума с 1982 г. в 9,1% против 9% в апреле.

Международные финансовые институты за последние месяцы резко ухудшили свои ожидания относительно экономических перспектив в мире. Прогноз Международного валютного фонда по росту мировой экономики в 2022 г. в середине апреля был понижен до 3,6% с ожидавшихся в январе 4,4%. Глобальные экономические перспективы значительно ухудшились из-за спецоперации России на Украине и антироссийских санкций, отмечала тогда организация. В июне Всемирный банк (ВБ) ухудшил свой прогноз роста глобального ВВП на 2022 г. до 2,9% вместо январских 4,1%, на 2023 г. – до 3% с 3,2%. Конфликт России и Украины усилил замедление пострадавшей от пандемии мировой экономики, которая, возможно, вступает в затяжной период слабого роста и повышенной инфляции, отмечала организация. В 2023 г. глобальная инфляция замедлится, но во многих странах она, вероятно, останется выше целевых показателей, прогнозирует ВБ. 

Оценки становятся пессимистичнее и у мировых центральных банков. Федеральная резервная система (ФРС) в середине июня понизила прогноз по росту американской экономики в 2022 г. до 1,7% с прогнозировавшихся в марте 2,8% и повысила прогноз по инфляции – до 5,2% с 4,3%. Европейский центральный банк (ЕЦБ) ухудшил прогноз роста ВВП еврозоны на этот год до 2,8% с мартовских 3,7%, по инфляции – до 6,8% с 5,1%.

Все идет не по плану

ФРС приступила к ужесточению денежно-кредитной политики в марте, впервые с 2018 г. повысив базовую процентную ставку – на 0,25 процентного пункта (п. п.) до 0,25–0,5% годовых, в мае регулятор увеличил ее на 0,5 п. п. до 0,75–1%, а в июне – сразу на 0,75 п. п. (самое резкое повышение с 1994 г.) до 1,5–1,75%. К концу года, по прогнозам ФРС, она превысит 3%. В марте 2020 г. американский регулятор понизил ставку до 0–0,25%, чтобы поддержать экономику в период пандемии. 

Банк Англии начал повышать ключевую ставку еще в декабре 2021 г., по итогам июньского заседания она достигла максимума с 2009 г. в 1,25%. В начале пандемии регулятор снизил ее до рекордно низкой – 0,1%. ЕЦБ, в свою очередь, не спешит ужесточать монетарную политику – по итогам июньского заседания базовая процентная ставка осталась на рекордно низком нулевом уровне. Регулятор намерен повысить ее на 25 базисных пунктов в июле, а также, возможно, в сентябре, если этого потребует ситуация, сообщала глава ЕЦБ Кристин Лагард. 

Все прогнозы говорят о высоких рисках стагфляции в 2022–2023 гг., но, пока сохраняется доверие к политике финансовых властей США и Европы, можно надеяться, что возможный кризис удастся купировать, согласился ведущий эксперт института «Центр развития» НИУ ВШЭ Сергей Пухов. Но это доверие не вечно и последние данные по инфляции говорят о том, что они постепенно теряют контроль над ситуацией, запаздывая в своих действиях на несколько месяцев или даже кварталов, добавил он.

Пока признаков стагфляции в мировой экономике не наблюдается, не согласна начальник отдела аналитики и продвижения «БКС мир инвестиций» Оксана Холоденко. По ее словам, увеличение процентных ставок может ослабить инфляцию, в то же время признаков скорого наступления рецессии не видно.

Для западных стран сейчас все идет не по плану, говорит директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв. Регуляторы не торопились повышать ставки, поскольку считали, что высокая инфляция съест избыточную ликвидность, вброшенную в экономику в период пандемии, а затем темпы роста цен замедлятся, пояснил он. Но этого не произошло и центробанки вынуждены повышать ставки более активно, чем планировалось, добавил эксперт.

2022 год становится годом возвращения большой инфляции, констатирует директор группы суверенных и региональных рейтингов АКРА Михаил Николаев. Драйверами ее роста изначально были последствия коронавируса, выраженные как в нарушении логистических цепочек, так и в росте цен на энергоресурсы, но в дальнейшем геополитическая ситуация значительно подогрела рост цен по всему миру, указал он. Если в начале года ожидалось, что инфляционный всплеск временный, и мировые центробанки сигнализировали об умеренном ужесточении своих денежно-кредитных политик, то впоследствии, с пониманием того, что инфляционный шок будет гораздо сильнее, ужесточение стало более активным, отметил эксперт.

Риски нарастают 

С ростом процентных ставок по всем миру увеличиваются и риски долговой устойчивости для отдельных стран, причем как развитых, так и развивающихся экономик, добавил Николаев. Ожидаемое повышение ставки ЕЦБ может поднять вопрос долговой устойчивости южных стран еврозоны, указал он. Прежде всего, по его словам, это касается Италии, у которой госдолг в 2021 г. составил 150% ВВП, а расходы по его обслуживанию – 7,7% доходов, а также Испании (госдолг – 120% ВВП, расходы – 5,4% доходов).

Наиболее опасная ситуация может сложиться в периферийных странах Европы, считает Пухов. По его мнению, в условиях борьбы с рекордной инфляцией в случае резкого торможения роста европейской экономики и снижения доверия к действиям центробанка риски дефолтов возрастают. Но, скорее всего, их удастся избежать ценой резкого замедления или даже спада экономической активности, добавил эксперт.

Ситуация в мировой экономике в последние месяцы стала более непредсказуемой, отметил Пухов. Негативный эффект от объявленных санкций против России может оказаться разрушительным для экономического роста крупнейших стран, указал он. Резкое ухудшение прогнозов за последние несколько месяцев напоминает ковидные времена первой половины 2020 г., однако тогда надежда на возобновление роста строилась на мерах поддержки со стороны бюджетов и центральных банков, а сейчас начнет сказываться встречный ветер в виде ужесточения политики денежных властей, говорит эксперт.

Определенная вероятность наступления рецессии в США и нового европейского долгового кризиса существует, но не раньше, чем через 2–3 года, отметила Холоденко. Пока полномасштабного мирового экономического кризиса не ожидается, но риски возрастут во второй половине года по мере ужесточения денежно-кредитной политики ведущими центробанками мира, заключил Пухов.

Читать ещё
Preloader more