Статья опубликована в № 5507 от 22.06.2022 под заголовком: ФНБ поможет ВЭБу выйти за пределы

В ВЭБе рассказали о планах использования президентских 120 млрд из ФНБ

Правительство в июне оценило потребность госкорпорации в докапитализации в 84 млрд рублей

Госкорпорация ВЭБ.РФ намерена перезапустить работу «Фабрики проектного финансирования» – специального механизма предоставления льготных кредитов для крупных инвестпроектов. Об этом в кулуарах Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) «Ведомостям» рассказал заместитель предправления ВЭБ.РФ Юрий Корсун. По его словам, планируется увеличение лимита по размеру портфеля «Фабрики» с нынешних 294 млрд до 500 млрд руб. – на данный момент из этой суммы выбрано 200 млрд. При этом деньги на финансирование проектов «Фабрики» планируется получать преимущественно напрямую с баланса ВЭБа, уточнил Корсун. Изначальной и действующей до сих пор концепцией предполагается, что ключевой источник ликвидности для механизма – выпуск облигаций с госгарантией. Но такой способ привлечения средств оказался малоэффективным: за все время существования «Фабрики» было размещено бондов лишь на 10 млрд руб. при лимите в 300 млрд, уточнил Корсун.

Именно для этого и было принято решение о выделении госкорпорации 120 млрд руб. из ФНБ, поясняет зампред ВЭБа. Этой суммы хватит для предоставления финансирования по текущим проектам на ближайшие три года, говорит он.

Ранее «Ведомости» сообщали, что правительство предложило разместить 120 млрд руб. из ФНБ на субординированных депозитах в ВЭБ.РФ для финансирования крупных инвестпроектов «Фабрики». Эту инициативу поддержал президент: о планах предоставить «Фабрике» эту сумму из резервов он сообщил в своем выступлении на ПМЭФе.

500 млрд руб.

до такой суммы планируется увеличить лимит размера портфеля «Фабрики». При этом деньги на финансирование проектов планируется получать преимущественно напрямую с баланса ВЭБа

Минэкономразвития подготовит проект распоряжения правительства, предусматривающий предоставление на субординированный депозит в ВЭБ.РФ 120 млрд руб. из ФНБ единовременно в целях обеспечения потребности в ликвидности, следует из протокола совещания у вице-премьера Дмитрия Григоренко 2 июня (есть у «Ведомостей»). Эти средства пойдут в том числе на покрытие потребности ВЭБа в капитале, которая составляет не менее 84 млрд руб., уточняется в документе.

На практике повышение лимита означает, что теперь «Фабрика» сможет обслужить проекты с инвестициями до 5 трлн руб., сообщил Корсун. Минимальная доля так называемого транша А составляет 10% от общей стоимости инициативы (механизм «Фабрики» предполагает предоставление проекту синдицированного кредита. Он состоит из двух частей: транш А выдает ВЭБ, транш B – банки и ВЭБ. – «Ведомости»), пояснил зампред госкорпорации.

Кроме повышения лимита планируется расширение круга участников одного проекта. Минимальная доля инвестора будет устанавливаться на уровне 10% (ранее – 20%), при этом порог для участия ВЭБа в такой инициативе планируется снизить с нынешних 40% до 25%. «Основная логика в том, что сейчас инвестору трудно найти собственные средства, и мы для него упрощаем задачу. У нас в пайплайне есть сделки, которые обсуждаются целый год, но мы никак не можем дособирать капитал, нужный для этих сделок», – поясняет он.

ВЭБ под санкциями

22 февраля минфин США ввел против ВЭБ.РФ и 25 ее дочерних компаний так называемые блокирующие санкции (внесение в SDN List). 24 февраля аналогичные ограничения ввели власти ЕС. Санкции запрещают любые сделки с ВЭБом и его структурами после 24 марта 2022 г.  

Объем траншей А по проектам в пайплайне составляет свыше 500 млрд руб., причем в портфеле появились и такие, которые изначально были основаны на привлечении капитала с Запада. Сейчас это стало практически невозможным, поэтому за кредитование инвесторы пришли в ВЭБ. «Например, один проект должны были финансировать западными деньгами через экспортное кредитное агентство, потому что там доля импортного оборудования – более 60%. Но так как валюта перестала существовать как источник и нужно было переделывать схему финансирования, инвесторы приостановили этот проект, так как брать деньги в рублях под 20% не могли. В результате пришли к нам его переделывать», – заявил Корсун.

Инвестор первой и последней инстанции

Привлечение средств для крупных корпораций сейчас может быть затруднительно в условиях отсутствия доступа к внешним долговым рынкам и ухудшения состояния внутреннего, а также загруженности лимитов у ключевых кредиторов на индивидуальной (а не синдицированной) основе, полагает управляющий директор по валидации агентства «Эксперт РА» Юрий Беликов. Указанные изменения, по его ­словам, позволят привлечь больше средств крупному бизнесу.

Как работает «Фабрика»

На участие в «Фабрике» могут претендовать проекты стоимостью от 3 млрд руб. и сроком окупаемости до 30 лет. Минимальная доля собственных средств инициатора проекта была снижена в прошлом году с 20 до 10% после выхода на операционную стадию. Остальная часть – это синдицированный кредит ВЭБ.РФ и других банков – транши А и Б, плюс закладывается дополнительный транш В от ВЭБа до 20% от суммы финансирования. Основными банками-партнерами выступают ВТБ, Газпромбанк, «Открытие» и «Сбер». 
По данным Минэкономразвития, которое является координатором механизма, стоимость подписанных проектов с использованием всех доступных средств «Фабрики» составляет около 1,2 трлн руб.

Риски государства в результате изменений становятся больше, но в условиях частичной изоляции от внешних рынков иного  пути развития, кроме увеличения инвестиционной активности, в том числе под госгарантии, придумать трудно – государство, по сути, становится инвестором первой и последней инстанции, считает управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин. Прямые риски и финансовая нагрузка государства ограничены, но косвенно  они возрастут, если учесть, что наиболее значимыми участниками схем синдицированного кредитования со стороны кредиторов будут госбанки, согласен Беликов. Несмотря на сложности с долгосрочным планированием в текущих условиях, инициаторы проектов, имеющие отношение к перестройке экономики и импортозамещению, могут рассчитывать на определенные преференции, что может выражаться и в условиях финансирования, и в административном обеспечении спроса, считает эксперт.

Эксперты не видят рисков вторичных санкций в случае, если инвесторы будут работать с госкорпорацией. ВЭБ входит не более чем на 25% в состав синдиката банков и только на 10% – в высоконадежные транши класса А, так что признать его контролирующим у западных регуляторов вряд ли получится, говорит Гришунин. Кроме того, проектной деятельностью в основном занимается крупный бизнес, который в большинстве своем и так уже попал под санкции.

Большинство заемщиков не будет опасаться вторичных санкций, потому что они в любом случае ограничены в самостоятельном привлечении дополнительного финансирования на публичных долговых рынках, напоминает Беликов. По его словам, в текущих условиях это скорее будут проекты по импортозамещению, лица, реализующие такие проекты, должны иметь низкую чувствительность к ­санкциям.

Хотите скрыть партнерские блоки? Оформите подписку и читайте, не отвлекаясь.
Arrow