Статья опубликована в № 5481 от 16.05.2022 под заголовком: ТЭК наш

Внешнее управление над иностранными активами разрешат вводить в ТЭК и ОПК

Правительство предлагает расширить депутатский законопроект о контрсанкциях

16 мая правительство поддержит с учетом некоторых замечаний и дополнений внесенный 12 апреля в Госдуму депутатами законопроект о введении внешней администрации по управлению организациями с иностранным участием. Об этом «Ведомостям» рассказали федеральный чиновник и собеседник, близкий к правительству.

Белый дом рекомендует скорректировать законопроект, следует из проекта отзыва, с которым ознакомились «Ведомости». Он, в частности, предлагает расширить перечень организаций, в которых может быть введено внешнее управление, за счет производителей продукции, «применяемой при производстве вооружения, военной, специальной техники», и производителей продукции, применяемой при реализации «проектов в топливно-энергетическом комплексе России». Эти термины в проекте отзыва Белого дома детально не раскрываются. Но, по словам федерального чиновника, речь идет о «предприятиях, которые не учли сразу при разработке инициативы».

Речь идет не о переработке законопроекта, а о его углублении и дополнении, подчеркивает источник «Ведомостей». Базово депутаты предлагали вводить процедуру в отношении компаний, которые занимаются производством товаров первой необходимости, занимающих доминирующее положение на рынке, являющихся единственным производителем определенных видов продукции и т. д. Основанием для назначения внешней администрации может стать прекращение работы компании после начала специальной военной операции (СВО) на Украине 24 февраля, перебои с ее стороны снабжения потребителей и др. Законопроект позволяет вводить внешнюю администрацию по решению арбитражного суда (как выглядит процедура – см. врез) в отношении имеющих «существенное значение» для России организаций, которыми более чем на 25% владеют лица из недружественных стран.

ВЭБ.РФ (по умолчанию будет выполнять функции внешней администрации) «готов работать по всем направлениям, которые будут определены», сказал «Ведомостям» представитель госкорпорации: «Для решения поставленных задач будут привлекаться как действующие специалисты, так и в случае необходимости развиваться новые компетенции, в том числе с привлечением профильных специалистов и лучшей на рынке экспертизой».

Кого коснутся поправки в ТЭК

Чисто логически присутствие производителей для ВПК или проектов в сфере ТЭК в списке организаций, где можно вводить внешнее управление, было бы правильным, поскольку это позволит «закрыть» все потенциально важные для безопасности страны сферы, говорит партнер юркомпании «Дювернуа лигал» Александр Арбузов: «Потенциально в этот круг может попасть большое число предприятий». Пополнение списка организаций производителями продукции ОПК и проектами ТЭК не является неожиданным в условиях, когда два этих сектора экономики являются архиважными с точки зрения государства, говорит старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Валерий Зинченко.

Как вводится внешнее управление

Решение о введении внешнего управления будет принимать межведомственная комиссия при Минэкономразвития, обращаться в нее с соответствующими инициативами смогут министерства или главы регионов. Иск по решению комиссии будет подавать ФАС в Арбитражный суд Москвы, который сможет блокировать активы компании, чтобы не допустить их вывода за рубеж. По умолчанию функции внешней администрации будет выполнять ВЭБ.РФ, но межведомственная комиссия сможет назначить на эту роль и другую структуру. 
Законопроект предусматривает два способа работы внешней администрации: передача российской структуре в доверительное управление пакета акций иностранцев на 18 месяцев (с возможностью продления) или исполнение внешней администрацией обязанностей гендиректора компании в те же сроки. При этом собственники (более 50% акций) смогут в любой момент обратиться в межведомственную комиссию с заявлением о возобновлении деятельности, а также о продаже акций. 
В отношении организации может быть проведено замещение активов путем реорганизации в форме выделения. Акции созданного общества могут продавать на торгах по закону о банкротстве. Организация, выполнявшая функции внешней администрации, имеет преимущественное право приобретения акций. Если покупателя нет, то акции приобретаются государством по минимальной цене. Покупатель акций должен обеспечить сохранение двух третей рабочих мест.

СвернутьПрочитать полный текст

«По первоначально разработанной версии законопроекта под внешнее управление могут попасть компании, в которых лица из списка «недружественных» стран владеют более 25% долей. Таких компаний особенно много в ТЭК и до настоящего времени от них поступают заявления о намерении покинуть российский рынок», – отмечает он.

В электроэнергетике ключевыми инвесторами из ставших недружественными стран являются финская Fortum, подконтрольная ей немецкая Uniper (экс-E.On) и итальянская Enel. Эти компании при реформе РАО ЕЭС в 2000-х гг. выкупили контрольные пакеты акций генкомпаний ТГК-10, ОГК-4 и ОГК-5 (сейчас «Фортум», «Юнипро» и «Энел Россия» соответственно), владеющих крупными ТЭС в различных регионах страны. У Fortum также есть блокпакет (29,5%) в подконтрольной «Газпром энергохолдингу» ТГК-1 с генерацией на Северо-Западе страны.

После начала санкционной кампании против России из-за СВО на Украине эти инвесторы объявили о приостановке инвестиций, а затем и о выходе из российских активов. Например, Fortum заявила о «контролируемом уходе» 12 мая, а Enel говорит о том, что покинет Россию, продав активы, с марта. О том, кто может выкупить доли европейских концернов в российских энергокомпаниях или стать «временным управляющим», не говорилось.

В крупных нефтегазовых компаниях инвесторов из недружественных стран с блокирующим или контрольным пакетом нет.

Даже считающиеся крупными инвестициями доли британской BP в «Роснефти» или французской Total в «Новатэке» чуть не дотягивают до 20%. Более крупные доли у иностранцев могут быть в СП для разработки отдельных добычных проектов. Например, у англо-голландской Shell, еще в самом начале СВО объявившей о выходе из российского бизнеса, есть паритетные СП с «Газпромом» (например, Salym Petroleum Development и «Гыдан энерджи»), а также блокпакет в 27,5% акций в СРП-проекте «Сахалин-2». Та же Shell уже в мае объявила о продаже «Лукойлу» своей сети АЗС и завода по производству масел в Торжке.

«Ведомости» направили запросы в эти энергокомпании, а также в Минэнерго.

Ряд недружественных стран ЕС уже предприняли шаги по перехвату управления в активах российских нефтегазовых компаний. Например, ФРГ забрала управление в Gazprom Germania GmBH, получив контроль над трейдинговыми структурами и подземными хранилищами (ПХГ), ранее принадлежавших «Газпрому». Польша наложила санкции на долю «Газпрома» (48,8%) в СП Europol Gaz, владеющем польским участком газопровода «Ямал-Европа», и трейдинговые активы «Новатэка» в стране. А канцлер Австрии Карл Нехаммер 13 мая грозил отнять у «Газпрома» крупнейшее ПХГ страны, если российская компания не будет заполнять его газом.

Как это затронет ВПК

Ранее эксперты говорили, что под новые нормы может попасть более 10 % компаний, которые приостановили свою деятельность в России, говорит Зинченко. 

Но, по его словам, объем компаний, которые могут попасть под новое «внешнее управление», будет зависеть от того, какая в итоге концепция будет оформлена в виде итогового документа. Логично, что государство желает контролировать любые социально значимые объекты и бизнес, который может повлиять на поставку или разработку в том числе ПО для военной деятельности, считает управляющий партнер Impravo Максим Борисов: «ВПК и его подрядчики всегда проверялись на участие иностранных лиц, и те просто не допускались туда изначально». 

Предприятий с иностранным участием, которые выпускали бы в России вооружения и военную технику, нет, говорит эксперт Российского совета по международным делам Андрей Фролов. Поэтому в отзыве правительства речь идет скорее о таких предприятиях, которые выпускают разные материалы, используемые для производства военной техники, – например, краски, метизделия, различные расходные материалы и компоненты, поясняет эксперт.

Первоначальный законопроект предусматривал возможность введения внешнего управления на предприятиях, имеющих высокое социальное значение, напоминает партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин. «Очевидно, что военная и иная специальная техника, хотя и не несет высокой социальной важности, государству необходима», – считает он. 

Когда примут поправки

Председатель Госдумы Вячеслав Володин 15 мая написал в своем Telegram-канале, что эта депутатская инициатива «даст возможность сохранить рабочие места». Законопроект включен в примерную программу рассмотрения законопроектов на май 2022 г. В Госдуме сейчас ждут отзыва правительства и первое чтение законопроекта может пройти уже на этой неделе, считает один из авторов инициативы Олег Матвейчев («Единая Россия»): «Вряд ли его примут на этой неделе сразу же во втором чтении, там будет много полемики и много поправок. Но в целом мы настроены принять законопроект в весеннюю сессию». 

Сейчас какие-то уходящие компании уже продают активы, другие выстраивают новые логистические цепочки, но скорее всего все равно будут «бесхозные компании», полагает депутат: «Другой инициативы нет, а таким компаниям нужно будет по какому-то законодательному регулированию существовать».

О том, что законопроект точно пройдет по крайней мере первое чтение, «Ведомостям» подтверждают два федеральных чиновника. По словам одного из них, соответствующее решение уже принято, но срочности, которая требует одобрить закон в первом чтении, а затем оперативно принять во втором и третьем, в правительстве не видят. В таком «полуподвешенном» виде к тому же это «пугалка для иностранцев», чтобы они не уходили и не бросали бизнес, рабочие места в России, разъясняет он.

Читать ещё
Preloader more