Статья опубликована в № 5481 от 16.05.2022 под заголовком: Импортерам стало параллельно

Мечта перекупщиков и кошмар официальных дистрибуторов: как будет работать параллельный импорт

В Минпромторге описали механизм и заявили о его временном характере

Минпромторг разъяснил «Ведомостям» механизм параллельного импорта. По словам представителя министерства, покупатель продукции будет приобретать ее за рубежом, где товар был введен в гражданский оборот с согласия правообладателя (фактически производителя), а затем обеспечивать ввоз в Россию. При этом при условии наличия продукции в перечне параллельного импорта таможня обеспечивает ее беспрепятственный ввоз, а импортер освобождается от ответственности за нарушение прав интеллектуальной собственности (по сути, эксклюзивного права производителя на дистрибуцию по своим каналам).

Но ответственность за качество ввозимых товаров без согласия правообладателя будет нести импортер, в то время как раньше за это отвечали экспортеры из третьих стран, отметил представитель Минпромторга. Параллельный импорт как раз представляет собой частичную отмену на территории России так называемого регионального, или национального, принципа исчерпания права, который действует в ЕАЭС. Но исключительно на временной основе, подчеркнул представитель министерства. Очевидно, что наиболее активно будут импортироваться те категории товаров, в которых имеется недостаток на внутреннем рынке, резюмировал собеседник «Ведомостей».

Это означает, что сразу после первой продажи товара посреднику фирма-правообладатель теряет свое право на товарный знак в отношении этого товара и дальнейшие его перепродажи могут осуществляться без ее согласия и контроля, пояснила профессор РЭШ, директор ЦЭФИР РЭШ Наталья Волчкова. Возможность параллельного импорта означает переход от национального принципа исчерпания исключительного права к международному, уточнила эксперт. Например, компания-посредник сможет закупить томограф у его европейского производителя или официального дилера, а затем поставить в российскую больницу, не запрашивая «визы» со стороны правообладателя, пояснила Волчкова.

Российский бизнес накопил довольно богатый опыт работы через посредников, отметил директор Международного центра конкурентного права и политики БРИКС при НИУ ВШЭ Алексей Иванов. Причем до запрета на параллельный импорт ими выступали не только челноки, но и сравнительно крупный российский бизнес, напомнил он. Снятие барьеров на ввоз приведет к всплеску открытий таких компаний, причем как в России, так и за рубежом.

56 групп ТН ВЭД

вошли в перечень товаров, разрешенных для параллельного импорта, следует из приказа Минпромторга (опубликован 6 мая 2022 г.). В него вошли такие товарные категории, как игровые консоли, смартфоны, автомобили, поезда, ядерные реакторы и котлы, и многие другие. В рамках параллельного импорта эти товары можно будет провозить на территорию России без согласия правообладателя в обход так называемого национального принципа исчерпания исключительного права. Данная мера потребовалась для борьбы с дефицитом как потребительских, так и промышленных товаров

Компании-посредники чаще всего будут представлены как временные структуры, полагает профессор базовой кафедры торговой политики РЭУ им. Плеханова Вячеслав Чеглов. При этом в цепочках, очевидно, будет возникать несколько компаний-посредников, добавил он. Правообладатели вряд ли захотят отслеживать движение мелких партий и так называемых челноков, уверен он: чем больше звеньев, тем сложнее контроль.

Какие будут помехи

Проблемой при организации параллельного импорта могут стать ограничения на доступ российских или аффилированных с ними лиц к определенным товарам, считает старший научный сотрудник Центра региональной политики ИПЭИ РАНХиГС Галина Баландина. В частности, эти барьеры возникнут как в рамках государственных санкций, так и по отдельным решениям правообладателей, отметила она. Поставки санкционки, в том числе в соседние с Россией страны, вероятнее всего, будут отслеживаться, а последние вряд ли с большой охотой станут помогать в организации цепочек поставок, опасаясь вторичных санкций, продолжила Баландина.

Компании, объявившие о своем уходе из России, также теоретически могут препятствовать ввозу их продукции на территорию нашей страны, в том числе через дружественные государства, предположила эксперт. Санкций на ввоз в Россию автомобилей или мебели пока никто не накладывал, но не факт, что условные BMW или IKEA будут закрывать глаза на поставки через механизм параллельного импорта, например, через страны ЕАЭС, добавила эксперт. Впрочем, «уже известны случаи, когда сами компании не против продажи их товаров в Россию, но без прямых связей с российскими лицами», отметила Баландина.

Проблемы будут возникать на таможне, причем «с той стороны», полагает Чеглов, например, с назначением товара, с сертификатами качества и т. д. Вряд ли удастся импортировать товар в промышленных масштабах, сомневается эксперт.

Контрафакт

Считается, что широкое распространение контрафакта – один из самых страшных рисков параллельного импорта, отметила Баландина. На самом деле, по ее мнению, это не совсем так: в России действуют жесткие требования во всем, что касается вопросов безопасности для потребителей. Введение потребителя в заблуждение, в том числе относительно производителя товара, по-прежнему не допускается, подчеркивает эксперт.

Действительно, риск роста контрафакта всегда использовался как основной аргумент против легализации параллельного импорта, согласилась Волчкова. Запрет параллельного импорта возлагал часть ответственности по проверке подлинности товара на таможню, но для ФТС это не профильная функция, отметила она. Параллельный импорт подразумевает продажу и перепродажу легально введенного в оборот товара, отмеченного официальным товарным знаком, но с контрафактом он не имеет ничего общего, согласился Иванов.

Снятие запрета на параллельный импорт все же создает трудности для контроля контрафакта, признают эксперты. Раньше таможня уведомляла правообладателя о появлении контрафакта напрямую, предлагая внести его товарный знак в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (ТРОИС), напомнила руководитель группы услуг по таможенному регулированию и международной торговле в СНГ компании EY Вильгельмина Шавшина. Если правообладатель соглашался, то мониторинг продолжался, если нет, то таможня переставала проверять те или иные товары на подлинность, продолжила эксперт. В данный момент у таможенного органа нет четко прописанных полномочий по остановке и проверке товаров, которые одновременно входят в ТРОИС и в список параллельного импорта, констатировала Шавшина. Такая неопределенность создает риски злоупотреблений, ведь продукцию из этого перечня может фактически импортировать любое третье лицо, а уведомлять правообладателя о ввозе таможня как бы не обязана.

Теоретически недобросовестные импортеры могут использовать схемы завоза через страны Таможенного союза – продукция в этом случае будет поступать не напрямую, а с территории участников ЕАЭС, что несколько осложняет таможенный контроль, полагает председатель Совета по таможенной политике Торгово-промышленной палаты Георгий Петров. В публичной плоскости еще до легализации параллельного импорта появлялись сведения о злоупотреблениях при завозе той или иной продукции, отметил он. Например, в прошлом году стало известно об импорте цветов в Россию через Белоруссию по заниженным ценам из-за диспаритета в налоговом законодательстве, напомнил Петров. В этой стране ставка НДС меньше, чем в России. В результате все импортируемые по такой схеме партии цветов были задержаны российской таможней и заново проходили процедуры таможенного оформления на Московской областной таможне.

В целом аналогичные схемы реэкспорта для организации параллельного импорта возможны, но российская таможня будет так же стараться держать их под контролем в том числе для недопущения завоза контрафакта, резюмировал Петров.

Как отреагируют цены

Усложнение логистики и повышение накладных расходов будут давить на стоимость товаров из списка Минпромторга, уверен доцент Финансового университета при правительстве Петр Щербаченко. Эффект воздействия на цены можно оценить в 10–15%, полагает он. Чеглов согласен с его прогнозом: множественность посредников будет негативно влиять на стоимость товаров для потребителей.

Впрочем, легализация параллельного импорта не может считаться первопричиной роста цен, поспорил Иванов. Если бы к моменту объявления западных компаний об уходе из России этот механизм уже действовал, то негативное влияние на цены удалось бы в значительной степени сгладить, уверен он. Чем больше поставщиков, тем больше возможность удовлетворить ажиотажный спрос, который возник на фоне новостей об уходе из России ряда брендов. Механизм параллельного импорта сам по себе предполагает давление на цены вниз, а не вверх, согласилась Волчкова.

Читать ещё
Preloader more