Статья опубликована в № 5465 от 18.04.2022 под заголовком: «Роснано» просит денег из бюджета

«Роснано» попросило правительство о докапитализации

Поддержка акционера нужна для сохранения компетенций и снижения рисков банкротства

«Роснано» обратилось к правительству с просьбой о докапитализации. Дополнительные средства необходимы для того, чтобы предотвратить потери для бюджета, а также сохранить портфельные компании и компетенции госкорпорации, вместо того чтобы «вычищать» их через распродажу активов для погашения долгов перед банками. Об этом говорится в письме гендиректора «Роснано» Сергея Куликова генеральному прокурору Игорю Краснову. Документ есть у «Ведомостей», его подлинность подтвердили близкий к госкомпании источник и собеседник в силовых структурах.

Основная часть письма посвящена выводам аудиторской проверки деятельности «Роснано» при предыдущем менеджменте (компанию с момента основания и до 2020 г. возглавлял Анатолий Чубайс). Аудиторы обнаружили факты завышения реальной рыночной стоимости портфельных активов института развития, а также некорректного ведения отчетности. В этой связи Куликов просит прокуратуру провести проверку деятельности «Роснано» при Чубайсе («Ведомости» писали об этом 15 апреля).

Генеральный прокурор – не единственный адресат сообщения Куликова о потребности в докапитализации. С аналогичной просьбой «Роснано» обратилось к премьеру Михаилу Мишустину и министру финансов Антону Силуанову, заявил близкий к компании источник. По его словам, переговорный процесс пока идет. Необходимую «Роснано» сумму докапитализации собеседники «Ведомостей» не называют. В письме Краснову Куликов также прямо ее не называет, но указывает, что сумма внешнего долга госкомпании на конец 2020 г. приблизилась к 150 млрд руб.

Чем лучше докапитализация

К переговорам с кредиторами «Роснано» приступило в 2021 г., напоминает Куликов. Единовременная поддержка со стороны акционера (им выступает правительство через Росимущество) поможет провести реструктуризацию с экономическим эффектом около 10 млрд руб. – за счет снижения стоимости обслуживания и дисконтирования долга, уточняет топ-менеджер.

По данным отчета за II квартал 2021 г., на 30 июня у «Роснано» числилось непогашенных кредитных обязательств на 76,3 млрд руб., в основном перед Совкомбанком (38 млрд), банком «Санкт-Петербург» (16,5 млрд) и Промсвязьбанком (16 млрд). Кроме банковских кредитов «Роснано» привлекало средства через размещение облигаций. Обязательств по облигационным займам было на 70,4 млрд руб., следует из ежеквартального отчета.

Продолжение политики погашения кредитов исключительно за счет продажи портфельных компаний создает несколько рисков. Во-первых, вынужденная реализация активов приводит к потерям: размер дисконта составляет не менее 30%, пишет Куликов. Во-вторых, повышается риск признания компании не способной самостоятельно обслуживать долги, вследствие чего придется «раскрывать» госгарантии, под залог которых были выданы кредиты, уточняет гендиректор «Роснано». Прямой ущерб от этой ситуации может составить 108 млрд руб., кроме того, пострадает и рынок ценных бумаг, полагает Куликов.

Экономия – не единственный довод в пользу проведения докапитализации вместо продажи активов. В условиях возрастающего санкционного давления, приоритета политики импортозамещения любая из портфельных компаний и компетенций компании оказывается гораздо более востребованной, пишет Куликов. В том числе в таких отраслях, как топливно-энергетический комплекс, промышленная и общественная безопасность, медицина, фармацевтика, IT и программное обеспечение, уточняет гендиректор госкомпании.

«В такой ситуации проведение докапитализации «Роснано» представляется еще более эффективным сценарием, чем расчистка баланса и фактическая распродажа имущественного комплекса в целях закрытия долговых обязательств», – подчеркивает Куликов. Впрочем, он признает, что необходимо будет пересмотреть систему владения и управления в интересах наиболее полного использования научно­ технологического потенциала, а также для снижения санкционной уязвимости.

Впрочем, до введения санкций из-за спецоперации на Украине руководство компании заверяло правительство, что в целом готово обслуживать обязательства без привлечения дополнительных бюджетных средств, говорил «Ведомостям» близкий к кабинету министров источник в ноябре 2021 г.

Более того, по его словам, на принципиальности разрешения ситуации без вливаний новых средств настаивал помощник президента Максим Орешкин. Его позиция объяснялась тем, что госкорпорации излишне увлекаются коммерческим долговым финансированием: кейс «Роснано» должен был стать для них уроком того, что государство не будет отвечать за безответственную политику заимствований, уточнил источник.

В 2021 г. рентабельность от выходов из «исторического портфеля» «Роснано» составила 8,3%, сообщил близкий к компании источник. По его словам, на конец года доходность инвестиций превысила 2% годовых. По его словам, основная причина дефицита имущества для погашения обязательств – несоответствующая мировой практике система финансирования венчурных инвестиций за счет кредитов. В результате которой банки уже получили порядка 126 млрд руб. начисленных процентов, отметил собеседник «Ведомостей».

Неэффективность такой политики наглядно иллюстрируют финансовые показатели, полагает источник в «Роснано». Размер выплаченных процентных платежей по долгу на 35 млрд руб. превышает сумму накопленного убытка (на 30 июня 2021 г. этот показатель составлял 92 млрд руб, следует из отчетности по международным стандартам), обращает внимание собеседник. Иными словами, если бы обслуживание долга не обходилось в такую сумму, компания была бы прибыльной, резюмировал собеседник.

Представители Генпрокуратуры, аппарата правительства, Минфина, «Роснано», а также банков – кредиторов компании (Совкомбанка, Промсвязьбанка, «Ак барса», «России» и «Санкт-Петербурга») не ответили на запросы «Ведомостей».

Как проблемы решались до кризиса

Системные проблемы «Роснано» вышли в публичную плоскость в конце осени прошлого года. 19 ноября, в пятницу, Мосбиржа остановила торги всеми девятью выпусками облигаций госкомпании «Роснано» после предписания Банка России, объяснял ее представитель, не уточняя деталей. «Накопленный непропорциональный долг и текущая финансовая модель общества требуют корректировок», – говорилось в опубликованном в тот же день официальном сообщении «Роснано». Представители компании обсудили с кредиторами возможные сценарии реструктуризации долгов, для того чтобы избежать «наиболее негативных сценариев», уточнялось в релизе.

В понедельник, 22 ноября, Мосбиржа возобновила торги ценными бумагами «Роснано», тогда их стоимость обвалилась. Но к концу следующего дня котировки восстановились, после того как пресс-служба Минфина распространила сообщение о том, что правительство прорабатывает механизмы повышения эффективности деятельности АО «Роснано», в том числе по выходу общества из исторического проектного портфеля. Ни один из рассматриваемых вариантов не предусматривает отказа правительства от выполнения обязательств компании, обеспеченных государственными гарантиями, подчеркивалось в релизе.

Позже готовность к исполнению госгарантий подтверждал Силуанов. По остальным долгам ведутся переговоры с кредиторами, уточнил он 30 ноября на форуме «ВТБ капитала»: «Я уверен, что будет найден компромисс, устраивающий все стороны».

Кредиты в Совкомбанке обходятся «Роснано» дороже всего: ставка по трем из них превышает 10%, а по четвертому – 9,3% годовых. Причем один из кредитов (текущий долг по нему – 12,4 млрд руб.) под 11,08% Совкомбанку перешел от Сбербанка. Сам Сбербанк также был одним из кредиторов «Роснано», но компания погасила две кредитные линии на 15 млрд руб. досрочно – в декабре 2020 г. вместо сентября 2022 г. Ближайшее погашение кредита «Роснано» предстоит в сентябре 2023 г. Совкомбанку.

«Роснано» действительно начало договариваться с кредиторами о реструктуризации. Первое соглашение было подписано с крупнейшим кредитором компании – Совкомбанком, сообщила компания 19 января. Договоренность предусматривала досрочное погашение кредита в 15 млрд руб., а также ретроспективный перерасчет процентной ставки по нему.

Параллельно компания начала активно расчищать портфель инвестиций. В пресс-релизе о достижении соглашения с Совкомбанком уточнялось, что возможность исполнения договоренностей обеспечена успешным завершением 2021 г. «Выход из половины исторического портфеля сформировал необходимый уровень ликвидности», – подчеркивалось в сообщении. Первой после фактически дефолта сделкой стала продажа доли «Роснано» в размере 49,8% в компании «Оптосенс», производителе инфракрасных сенсоров MIPEX, которые нужны для определения концентрации взрывоопасных газов в энергетическом секторе. О реализации «Роснано» объявила 6 декабря.

Шанс на вторую жизнь

В сложившейся ситуации рассуждения менеджмента «Роснано» о потенциальной пользе ее проектов в программе импортозамещения не лишены логики, полагает директор Центра региональной политики РАНХиГС Владимир Климанов. Некоторые проекты «Роснано», по всей видимости, не стали успешными из-за невозможности конкурировать с иностранными производителями аналогичных технологий, отметил он. В нынешних условиях, когда рынок фактически очистился от множества западных игроков, у таких проектов появился шанс на вторую жизнь, считает Климанов. Другой вопрос в том, что в ситуации кризиса эффективность госкомпаний и госкорпораций должна быть под особым контролем, добавил он. Если и проводить докапитализацию, то исключительно при условии сокращения издержек и повышения эффективности: функционал как «Роснано», так и других госкорпораций и институтов развития необходимо оптимизировать, в случае сомнений в его актуальности, дублирования функций – сокращать финансирование.

Действительно, «Роснано» реализует гораздо более широкий мандат, чем развитие нанотехнологий, согласился заместитель председателя комитета Российского союза по инвестиционной политике, институтам развития и экспортной поддержке, бывший топ-менеджер Российской венчурной компании (один из государственных институтов развития) Алексей Басов. На протяжении многих лет «Роснано» инвестирует в такие области, как медицина, фармацевтика, оптика, инжиниринг, цифровые технологии, напомнил он.

Вопрос о докапитализации «Роснано», хотя это и частный случай, довольно ярко иллюстрирует «раздвоение» государственной антикризисной политики, добавил Климанов. С одной стороны, есть тренд на усиление роли государства, увеличение госзаказа и господдержки, отметил он. С другой – либерализация регулирования, предоставление предпринимателям большей свободы. «Поженить» эти два принципа довольно сложно, есть риск, что от рынка мы таким образом придем к состоянию «базарности».

Исторический портфель

Общий объем господдержки «Роснано» с момента основания составил более 404,6 млрд руб., из которых 132,3 млрд было прямое финансирование, еще 20,3 млрд выделили дочернему Фонду инфраструктурных и образовательных программ, по данным Росказначейства, а 252 млрд составили госгарантии, сообщали ранее «Ведомости» в расследовании деятельности госкомпании.

С момента образования «Роснано» поддержало 109 проектов. Общая сумма финансирования составила около 500 млрд руб. с учетом средств внешних инвесторов. Из них «Роснано» вложило 205 млрд руб., в том числе за счет перечисленных из бюджета 132 млрд руб. и привлеченных им займов. Еще около 290 млрд руб. вложено в проекты за счет внебюджетных источников, подсчитали «Ведомости».

Среди топ-20 по сумме вложений проектов «Роснано» 14 были связаны с иностранными или офшорными компаниями, а объем их финансирования составил 87 млрд руб.

Самый крупный проект – это строительство завода по производству солнечных модулей на базе технологии «тонких пленок» Oerlikon, которым занимается ООО «Хевел» (вложения «Роснано» – 16 млрд руб.). Другую часть, в размере 6,6 млрд руб. на первом этапе, профинансировали структуры миллиардера Виктора Вексельберга. Это один из наиболее успешных проектов «Роснано»: в 2020 г. выручка составила 8 млрд руб., тем не менее чистая прибыль была всего 32 млн руб.

Второй по величине проект был менее успешным. «Роснано» вложило 12,4 млрд руб. в создание комплекса по производству поликристаллического кремния и моносилана на базе советского завода «Усольехимпром». Деньги шли через подконтрольную «Роснано» компанию Sherigo Resources Limited, зарегистрированную на Британских Виргинских островах, но производство так и не было налажено.

Еще 12 млрд руб. вложили в организацию производства литий-ионных аккумуляторов (ООО «Лиотех-инновации»). Вскоре после начала его реализации китайские партнеры вышли из проекта. Новосибирский завод в 2016 г. обанкротился, но какое-то производство наладить все-таки сумел. Пока оно не вышло на проектную мощность в 1 млрд руб., выручка в 2020 г. была 186 млн руб.

По итогам первой половины 2021 г. выручка компаний «Роснано» составила 161 млрд руб., а за весь год будет около 320–325 млрд руб., говорил «Ведомостям» знакомый с положением дел в корпорации источник.

Причем под портфельными компаниями «Роснано» часто имеются в виду те, в капитале или поддержке которых когда-либо поучаствовал институт развития. В 2014 г. «Роснано» приобрело 5,5% Трубной металлургической компании (ТМК) и вложилось в совместный проект по изготовлению труб с использованием нанотехнологий. В 2020 г. выручка ТМК по РСБУ составила 199 млрд руб. В 2022 г. компания планировала довести долю высокотехнологичной продукции до 50%.

Среди других непрофильных портфельных активов «Роснано» – Челябинский трубопрокатный завод (ЧТПЗ), АО «Газпромнефть-ОНПЗ». Без их учета вся выручка портфельных компаний «Роснано» в допандемийном 2019 году была бы не 445 млрд руб., а максимум 110 млрд руб., оценили «Ведомости» по данным отчетности компаний, просуммировав выручку остальных портфельных компаний.

В целом среди топ-20 крупнейших по финансированию проектов «Роснано» три закончились банкротством или ликвидированы, а еще девять убыточны. Без учета ТМК и ЧТПЗ их общий убыток составил почти 6 млрд руб. в 2020 г.

В подготовке статьи участвовали Екатерина Литова и Марина Тюняева (Бочкарёва)

Читать ещё
Preloader more