Статья опубликована в № 5397 от 10.01.2022 под заголовком: Между офшорами и господдержкой

Бизнес с долей 25% и более у акционеров на Кипре лишат госпомощи

Минфин представил список «нежелательных» юрисдикций для запрета на господдержку

Минфин опубликовал проект перечня государств и территорий, используемых для промежуточного (офшорного) владения активами в России – так называемых «транзитных» юрисдикций, через которые капитал утекает из России. В этот список вошли Кипр и Мальта – в 2020 г. Минфин добился повышения налогов на дивиденды и проценты из России в эти страны. В перечне оказалась и Швейцария, с которой Минфин ведет переговоры об аналогичном повышении налогов. Гонконг и Сингапур, в отношении которых анонсированы такие же изменения, тоже фигурируют в списке.

Кроме того, к «транзитным» Минфин отнес Ирландию, Черногорию, штаты Вайоминг и Делавэр в США, Виргинские острова США, Шри-Ланку, остров Мадейра в Португалии, Ливан, Кюрасао, Королевство Тонга. Остальные юрисдикции из нового списка уже фигурировали в списке офшорных зон, который с 2007 г. ведет Минфин (в частности, Британские Виргинские острова, Багамы).

В то же время в предложенном Минфином перечне нет Люксембурга, с которым Россия так же, как с Кипром и Мальтой, пересмотрела налоговое соглашение, и Нидерландов – с этой страной договор денонсирован в мае 2021 г.

Список транзитных юрисдикций нужен для реализации запрета на выделение с 2023 г. государственной поддержки компаниям, которые прямо или косвенно на 25% и более принадлежат офшорам. Соответствующий закон президент Владимир Путин подписал в конце ноября 2021 г. Пока же от господдержки отрезаны компании, более 50% капитала которых принадлежат структурам в офшорах.

Кипр – одна из самых популярных юрисдикций для структурирования владения активами в России. В 2018 г., по данным Минфина, в эту страну было выведено более 1,4 трлн руб., в 2019 г. – более 1,9 трлн. В прошлом году перевод дивидендов на Кипр утроился – с 102,6 млрд руб. в 2020 г. до 311,4 млрд руб. за девять месяцев 2021 г., сообщал РБК глава ФНС Даниил Егоров. Через Кипр, в частности, структурированы крупные российские компании: НЛМК на 79,3% принадлежит Fletcher Group Holdings Limited, «Тинькофф банк» на 100% принадлежит TCS Group Holding PLC, объединенная сеть «Красное и белое» и «Бристоль» принадлежит Mercury Retail Group.

Деофшоризация и защита от санкций

«Многие страны, с которыми пересматриваются налоговые соглашения, активно обмениваются с Россией информацией и в целом весьма прозрачны», – отмечает партнер EY Марина Белякова. В частности, есть вопросы, почему Минфин включил в список Швейцарию и Сингапур.

Люксембург и Нидерланды, вероятно, не вошли в перечень, поскольку давно изменили налоговое законодательство и уже не являются такими привлекательными налоговыми гаванями, как Кипр, пояснила советник юридической компании «Лемчик, Крупский и Партнеры» Яна Семеняка. Эти страны в отличие от тех, что Минфин включил в список, требуют выполнить ряд существенных условий для получения налоговых льгот.

Почему популярны «транзитные» юрисдикции

Льготы в рамках соглашений об избежании двойного налогообложения позволяют снизить ставки по дивидендам и процентам по займам. У России около 100 таких соглашений с другими странами, кроме популярных офшоров (Британские Виргинские острова, Кайманы, Сейшелы, Бермуды, Гернси, Джерси и др.), – при выплате дивидендов в эти юрисдикции применяются максимальные ставки. Но так называемые транзитные юрисдикции, в частности Кипр, были популярны для регистрации компаний и выплаты дивидендов с меньшими налогами и дальнейшего перевода доходов уже в классические офшоры.

Запрет вступит в силу с 1 января 2023 г., «что позволяет предприятиям с российским капиталом, ведущим основной бизнес на территории России, изменить корпоративную структуру (деофшоризироваться)», сообщил «Ведомостям» представитель Минфина.

Некоторые компании из отраслей, где важна господдержка, задумались об изменении корпоративной структуры, отмечает партнер PwC Михаил Филинов. Группы с российскими корнями, по его словам, рассматривают возможность устранить из цепочки владения юрисдикции из списка Минфина. Международные группы рассматривают необходимость отказаться от Швейцарии в структуре собственности из российских юрлиц и «выпрямить» инвестиционный поток, если головная компания находится в «хорошей» юрисдикции, добавил эксперт. Например, американские группы могут отказаться от швейцарских субхолдингов над их российскими компаниями, если им нужна господдержка.

В то же время не все группы получают госпомощь, подчеркивает Белякова. К тому же многие юрисдикции требуют заплатить «налог на выход» при переводе структур в другие страны. «Затраты могут быть весьма существенны и будут оправданны только при наличии иных, более весомых причин для выхода. Например, риски попадания собственников структур в санкционные списки, – пояснила Белякова. – Но при наличии таких рисков списки не нужны – собственники и сами будут мотивированы полностью русифицировать структуры».

Как указал Минфин в пояснительной записке, инициатива направлена также на «минимизацию негативного влияния санкций в связи с уязвимостью реализации прав собственников промежуточного офшорного владения на производственные активы в России в случае попадания владельцев офшорной компании в специальный черный список минфина США». Редомициляция публичной иностранной компании в специальные административные районы в Калининграде и Владивостоке «также соответствует целям защиты от санкций», добавил представитель Минфина.

«Чем меньше у бизнеса точек вне чисто российского правового поля, тем меньше страхов и опасений, что следующий виток санкций может затруднить его работу», – подчеркивает Филинов. Когда все звенья структуры российские, негативное влияние от санкций будет ниже, добавила Семеняка.

Исключения из правил

При расчете доли офшорных компаний не будет учитываться прямое или косвенное участие в капитале публичных акционерных обществ (ПАО) в том числе со статусом международной компании. Их акции должны обращаться на торгах в России. Также не будет учитываться косвенное участие офшоров в других российских юрлицах через капитал таких ПАО.

Также не будут учитываться обращающиеся на торгах акции. «Никто не знает, кто в данный конкретный момент какой долей обращающихся акций владеет», – пояснял ранее замминистра финансов Алексей Лавров.

Закон позволяет предусмотреть исключения для отдельных компаний, но не уточняет для каких. Глава Минэкономразвития Максим Решетников допускал помощь офшорным компаниям, если они являются крупными работодателями.

Изначально снизить долю допустимого офшорного участия до 25% для претендентов на госпомощь планировалось уже с 2022 г. Но по просьбе Минфина ужесточение отложили на год, «чтобы все успели подготовиться», говорил Лавров. С 2022 г. компании, которые более чем на 10% принадлежат офшорам, отстранены от участия в госзакупках.

Читать ещё
Preloader more