Статья опубликована в № 5481 от 16.05.2022 под заголовком: Водородное достояние

Эксперты увидели шанс сохранить планы России по экспорту водорода

Для этого нужно резко ускорить проекты по сотрудничеству со странами Азии

Россия сохраняет потенциал экспорта водорода на уровне 2,75–2,9 млн т в год к 2030 г., несмотря на текущую геополитическую ситуацию, говорится в исследовании Института проблем естественных монополий (ИПЕМ). К 2050 г. экспорт может достигнуть 11,3–11,9 млн т, говорится в обзоре. При оптимистичном сценарии (ускоренном развитии экспорта) эксперты оценивают потенциал поставок за рубеж в 6,4 млн т в год к 2030 г. и 30 млн т – к 2050 г.

Эксперт-аналитик ИПЕМ Анастасия Смольникова пояснила «Ведомостям», что оценки экспорта основаны на программе развития низкоуглеродной водородной энергетики, подготовленной Минэнерго в декабре 2021 г. (она не утверждена). Но обзор учитывает новые обстоятельства, связанные с изменением геополитической ситуации, уточняет эксперт. Декабрьскую программу утвердить, по данным ИПЕМ, планировалось в I квартале 2022 г.

Но в середине февраля 2022 г. Минэнерго подготовило проект комплексной программы развития отрасли, который предполагает, что Россия сконцентрирует усилия по экспорту водорода в Китай, Японию, Южную Корею и Германию. К 2030 г. планировалось поставлять в эти страны 2,2 млн т водорода в год («Ведомости» писали об этом 18 февраля). По оценке Минэнерго, в базовом сценарии в 2030 г. мировое потребление зеленого (электролиз воды) и голубого (конверсия из метана) водорода составит около 60 млн т в год, КНР, Япония, Корея и Германия могут импортировать 9,5 млн т и 23% этого импорта сможет покрыть Россия.

А уже в апреле Минэнерго сообщило, что программа «будет скорректирована с учетом текущей ситуации». Представитель министерства пояснял, что приоритет будет отдан сценарию интенсивного развития российских технологий и проектов их применения внутри страны. О пересмотре стратегии компании по развитию водородных проектов говорил тогда «Ведомостям» и представитель En+.

Водородный Дальний Восток

В исследовании ИПЕМ отмечено, что основной рынок для экспорта водорода из России – Восточная Азия. Для расширения экспортного потенциала необходимо ускорить принятие решений о сотрудничестве с этими странами, поскольку они уже начали пилотные поставки водорода из других стран, считают эксперты. Смольникова пояснила, что в текущей геополитической ситуации перспективы выхода на рынок ЕС маловероятны, но диалог с Японией и Южной Кореей можно пытаться продолжать (страны участвуют в санкционной кампании против России. – «Ведомости»). В частности, Япония планирует закупать 5–10 млн т водорода в год к 2050 г. и определенную долю может обеспечить Россия. Перспективы сотрудничества по водороду с Китаем невелики, поскольку КНР планирует обеспечивать себя водородом самостоятельно, говорится в докладе ИПЕМ.

Какие водородные проекты есть в России

В Атласе водородных проектов Минпромторга в 2021 г. было 33 российских проекта по производству водорода и аммиака в 18 регионах. В проекте программы Минэнерго упомянуты лишь наиболее значимые в пяти водородных кластерах. В частности, «Росатом» с французской Air Liquide планировал строительство водородного завода мощностью от 30 000 до 100 000 т в год на Сахалине к 2024–2025 гг. У «Новатэка» есть проект «Обский ГХК» (2,2 млн т аммиака и 130 000 т водорода в год) на Ямале с запуском в 2027 г. Северо-Восточный альянс хочет строить в Якутии аммиачный завод на 3 млн т в год с перспективой до 6 млн т (запуск в 2026 г.). En+ намерена к 2024 г. организовать производство зеленого водорода в Иркутской области мощностью 3000 т в год.

Смольникова считает самым перспективным регионом для производства и экспорта водорода Дальний Восток, особенно Сахалин. Водородный проект [«Росатома» и французской Air Liquide] на острове в наиболее высокой степени реализации, в феврале 2022 г. было завершено ТЭО, напоминает она. «Он ориентирован на экспорт голубого водорода, но Японию и Южную Корею это вполне устроит, в их стратегиях нет четкой направленности на зеленый водород», – добавляет эксперт.

В обзоре говорится, что основными преимуществами России являются близость к рынкам сбыта и наличие ресурсов пресной воды. По этому критерию она опережает Австралию, которая к 2030 г. может экспортировать 0,5 млн т водорода в год, а к 2050 г. – 6,75 млн т, и Чили (0,6 млн и 18 млн т соответственно). Преимуществом этих стран перед Россией являются высокая мощность генерации на основе ВИЭ и действующие водородные проекты с использованием зеленой энергетики. В числе возможных конкурентов России также названы Норвегия, Саудовская Аравия, Оман, ОАЭ, Марокко, Тунис, Намибия и Мавритания. Преимуществом Норвегии, Туниса и Марокко является близость к европейскому рынку, ОАЭ – соглашения на национальном уровне с Японией и Южной Кореей, Туниса и Намибии – аналогичные соглашения с Германией, считают эксперты ИПЕМ.

Проще вывозить метан

По мнению управляющего директора рейтинговой службы НРА Сергея Гришунина, оценка экспорта в 2,75–2,9 млн т в год к 2030 г. вполне реалистична. Если раньше сбыт предполагался в странах ЕС, то сегодня в основном это Китай и, возможно, Южная Корея, считает эксперт. Поставки водорода в Японию пока малореалистичны, добавляет он. Но оценки поставок до 2050 г. Гришунин считает завышенными, так как популярность идеи декарбонизации в мире снижается, что ставит под сомнение планы по масштабному переходу на водород.

Другие эксперты еще более осторожны в оценках. Глава EY Parthenon в России Антон Порядин отмечает, что, скорее всего, единственный возможный экспортный рынок – Китай, поэтому голубой и зеленый водород нужно производить в приграничных с ним регионах. Перспективными регионами для этого, по его мнению, являются Якутия и Восточная Сибирь в целом, где есть большие возможности гидрогенерации, и Сахалин. Партнер практики стратегического и операционного консалтинга КПМГ Максим Малков считает, что экспорта голубого водорода как такового не будет, так как, скорее всего, он будет производиться в местах его потребления. Россия будет поставлять газ по трубе, а далее на месте он будет преобразовываться в водород, говорит эксперт. Текущая геополитическая ситуация внесла серьезные изменения в перспективы поставок водорода в близлежащие страны, поэтому России придется потреблять его внутри, а не экспортировать, добавляет он.

Руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Владимир Горчаков считает идею экспорта водорода изначально сомнительной. «Водород теоретически можно производить где угодно, для этого, по сути, нужны источники воды и электричества. Россия – одна из немногих стран, которая в своей водородной стратегии делала акцент на экспорте», – отмечает он.

Для России спирт важнее

С учетом геополитической ситуации ИПЕМ также указывает на нецелесообразность ориентации водородной стратегии России только на экспорт. По оценке института, в новых обстоятельствах России следует ориентироваться на расширение объемов и направлений внутреннего потребления. А для сохранения конкурентного преимущества необходимо развивать водородные технологии, направлять инвестиции в НИОКР и пилотные установки. «В этом случае при изменении геополитической ситуации в лучшую сторону обеспечение необходимых объемов экспорта не составит большого труда», – говорится в обзоре.

Но, по словам Смольниковой, потенциал внутреннего рынка водорода в России в перспективе 2030 г. «относительно ограничен в условиях экономического кризиса и санкционного давления». Широкое использование водорода возможно скорее в долгосрочной перспективе по мере удорожания традиционных энергоресурсов, считает она.

Максимально достижимый сценарий для внутреннего потребления – не более 0,3 млн т в год на горизонте 2030 г., говорит Порядин. Развитие внутреннего рынка послужит значительным стимулом для создания водородной экономики в перспективе до 2050 г. и тогда возможно потребление до 7 млн т в год, добавляет он. По мнению Гришунина, в России более интересен метанол (метиловый спирт), в производстве которого используется водород. Он может стать ключевым судовым топливом на Северном морском пути. С учетом потребления в виде метанола потребность в водороде в России может достигнуть 1 млн т в год к 2030 г. и 10 млн т к 2050 г., подсчитал эксперт.

Читать ещё
Preloader more