Зачем «Лукойлу» ямальская нефть «Меретояханефтегаза»

Добыча в России из-за санкций становится более привлекательной, чем активы за рубежом

«Лукойл» 4 мая стал владельцем 50% в СП с «Газпром нефтью» на базе «Меретояханефтегаза», следует из данных ЕГРЮЛ. Таким образом, компании завершили процесс создания совместного предприятия.

О том, что «Лукойл» намерен приобрести у «Газпром нефти» долю в крупном добычном проекте в Ямало-Ненецком автономном округе (ЯНАО), занимавший тогда пост президента «Лукойла» Вагит Алекперов говорил еще в июне 2021 г. В сентябре был подписан договор о создании СП, а в конце декабря прошлого года – договор купли-продажи доли. 

Паритетное СП создано для разработки крупного нефтегазового кластера в Надым-Пур-Тазовском регионе ЯНАО. Сумма сделки составила 52 млрд руб., включая переуступку 50% прав требования по займам «Газпром нефти» на сумму 35 млрд руб. Кроме того, компании согласовали программу геологического доизучения участков, принадлежащих «Меретояханефтегазу», в размере 8,9 млрд руб., которую должен профинансировать «Лукойл». 

«Меретояханефтегаз» владеет лицензиями на Меретояхинское, Тазовское, Северо-Самбургское месторождения и два Западно-Юбилейных участка недр в ЯНАО, суммарные запасы которых оценивались в 1,1 млрд т нефти. Изначально «Газпром нефть» в качестве основного партнера для добычи на этих месторождениях рассматривала англо-голландскую Shell. Летом 2019 г. компании даже заключили на ПМЭФе соглашение по созданию СП на базе проекта. Но уже в 2020 г. на фоне пандемии коронавируса Shell вынуждена была снизить сразу на 20% (до $20 млрд) планы по размеру капитальных вложений. В итоге компания отказалась от участия в российском СП на базе «Меретояханефтегаза».

Проект по разработке месторождений, которыми владеет «Меретояханефтегаз», будет продолжаться в условиях жестких санкций, введенных против России США, Великобританией и ЕС из-за проведения специальной военной спецоперации на Украине. Ряд крупных зарубежных инвесторов (Shell, BP и Equinor) уже объявили о выходе из российских нефтегазовых проектов, а ограничения на закупки российской нефти и логистические проблемы уже вызвали трудности со сбытом. Это приводит к снижению добычи нефти в РФ.

В начале апреля вице-премьер РФ Александр Новак признавал, что по итогам апреля добыча нефти в стране снизится на 4-5% к уровню марта 2022 г. «В переработке также будут корректировки, также будет снижение загрузки нефтеперерабатывающих заводов», – отмечал он (цитата по «Интерфаксу»). 4 апреля председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен заявила о планах ЕС до конца года полностью отказаться от российской нефти и нефтепродуктов. По оценкам Международного энергетического агентства, на фоне санкции и отказа ЕС от покупки российской нефти добыча в России по итогам 2022 г. может сократиться на 30%.

Заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов полагает, что текущее ухудшение внешнеполитической ситуации не отразится на перспективах СП на базе «Меретояханефтегаза». «Подобные проекты создаются с расчетом на десятилетия, “Лукойл” и “Газпром нефть” обсуждали его реализацию в прошлом году. Даже с учетом возможного падения добычи на 30% в текущем году в долгосрочной перспективе препятствием для “Меретояханефтегаза” это не станет», – сказал он «Ведомостям».

Эксперт добавил, что заключение сделки также можно рассматривать как сигнал о том, что «Лукойл» планирует увеличить присутствие в российских проектах. Ранее компания активно скупала доли в добычных проектах за рубежом, особенно на шельфе Каспия. В феврале 2022 г. «Лукойл» закрыл сделку по приобретению за $1,45 млрд у малазийской Petronas 9,99% в проекте по разработке газоконденсатного месторождения Шах-Дениз на шельфе в азербайджанском секторе Каспия (оператором проекта с долей 29,9% является британская BP). 

Заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач согласен, что «критических рисков» для СП «Лукойла» и «Газпром нефти» сложившаяся ситуация на нефтяном рынке не несет.

«Обе компании обладают и компетенциями, и финансовыми ресурсами для его реализации. Рынки [сбыта] найдутся, так как большая часть потребителей нефти в мире не присоединилась к санкциям и тем более к нефтяному эмбарго, – говорит эксперт. – Они будут продолжать покупать российскую нефть, возможно, через более сложные логистические и коммерческие цепочки, но высокие цены на рынке сгладят этот негативный эффект».

«Ведомости» направили запросы в «Лукойл» и «Газпром нефть». 

Читать ещё
Preloader more